Что на самом деле приносит России импортозамещение в сфере ИТ: пользу или вред?

Содержание

Что на самом деле приносит России импортозамещение в сфере ИТ: пользу или вред?

Что на самом деле приносит России импортозамещение в сфере ИТ: пользу или вред?

Григорий Сизоненко, генеральный директор компании «ИВК».

Я уже много раз говорил, и еще раз повторю: совершенно неправильно применять слово «импортозамещение» к сфере информационных технологий. Такую формулировку дают люди, непонимающие сути и важности отрасли для экономики страны. Необходимо ставить задачу обеспечения технологической независимости.

Какую роль играет импортозамещение для российского рынка ИТ?

Механизмы импортозамещения в ИТ и технологической независимости существенно отличаются. Импортозамещение – это лишь замена программных продуктов, очень часто локальная.

Между тем, стержневой задачей программы «Цифровая экономика» должно стать создание фундамента для технологической независимости страны.

Им служит технологическая пара «процессор-операционная система», обеспечивающая работу «надстройки» – огромного многообразия прикладных решений. В том числе таких прорывных, как BigData, искусственный интеллект, блокчейн и прочих.

Беда, что многие чиновники этого не видят! Они не привыкли быть дерзкими в постановке целей и в их реализации. Разучились за годы доминирования на российском рынке западных вендоров.

Нам практически с нуля нужно создавать свою технологическую базу. Заделы уже есть.

Но нередко чиновники, которые сегодня представляют государство и от его имени формулируют задачи, не верят в то, что в Росси могут быть разработаны собственные информационные технологии.

В программе цифровой экономики необходимо жестко и в явном виде прописать требование: ИТ-инфраструктура должна строиться на отечественных технологиях. Не на продуктах, а на технологиях! Если в сфере ИТ мы не поставим задачу развивать собственные базовые технологии, то любые вложения госсредств в надстройку окажутся инвестициями в технологическую зависимость от зарубежных вендоров.

Хочется верить, что сегодняшние нечеткие формулировки задач в программе «Цифровая экономика» — это первый шаг к осознанию чиновниками всех уровней необходимости технологической независимости.

В том, что она неизбежна, нет сомнений, поскольку политика санкционных ограничений наших заокеанских «друзей» продлится еще очень долго.

Западный мир не оставит попыток заставить Россию жить под свою диктовку, поэтому мы просто обязаны достигнуть технологической независимости в области информационных технологий.

Искусственное ограничение конкуренции бесполезно?

Правда ли, что искусственно созданное ограничение рыночной конкуренции не ведет к развитию, а наоборот, приводит к упадку качества продукции и позволяет мало эффективным предприятиям оставаться и даже лидировать на рынке за счет поддержки государственных программ? Или это можно оспорить?

Не буду спорить с очевидными истинами: конечно, искусственное ограничение конкуренции не способствует развитию. Стопроцентно верное утверждение, если говорить об абстрактной ситуации на абстрактном рынке.

Но если применить его к текущей ситуации, в которой существует отечественный ИТ-рынок, мы увидим, что ни о каком искусственном ограничении речи не идет.

Напротив, сейчас он отличается колоссальным накалом конкуренции! Американские и европейские вендоры почти 30 лет доминировали на российском рынке.

Поэтому отечественные производители вынуждены практически ежедневно доказывать – и доказывают! — заказчикам и государственным чиновникам, выросшим на зарубежных технологиях, что наши разработки имеют право на жизнь ничуть не меньше, чем привычные западные решения. Более жесткие конкурентные условия сложно представить.

Если мы всерьез решаем задачу обеспечения технологической независимости страны, необходимо поддерживать отечественных производителей. Во всех странах существуют преференции в конкурсах для отечественных разработок, особенно если они приобретаются для нужд госструктур и ВПК.

Россия до недавнего времени даже сверхлояльно относилась к зарубежным поставщикам высокотехнологичных решений. Сейчас законодательство в сфере госзакупок меняется, но оно совершенно не вводит ограничений по принципу «пусть плохое, но свое».

Напротив, законодательная база декларирует, что госструктура должна приобрести отечественный программный продукт, если он обладает всеми нужными ей свойствами.

А требования к программным продуктам, как известно, зачастую формулируются, исходя из свойств зарубежного ПО, к которым потребители привыкли за долгие годы.

https://www.youtube.com/watch?v=RzoGUHSkYL8

К сожалению, желание сохранить конкурентную среду российского рынка приводит к попыткам создать конкуренцию во что бы то ни стало, невзирая на реальное положение дел.

Декларируется, что в любой рыночной нише прямо сейчас должно быть больше одного производителя, чьи решения по своим свойствам не уступают привычным российскому потребителю западным продуктам. Но в ряде сегментов на сегодняшний день это требование невыполнимо: сложилось так, что здесь есть единственный лидер.

Откуда немедленно взять второго, равноценного первому? Эйнштейн в такой ситуации не имел бы шансов предложить миру теорию относительности: он же не конкурировал с другими ее создателями!

Ведет ли импортозамещение к технологической изоляции России в области ИТ?

Импортозамещение в ИТ точно не ведет: о какой изоляции может идти речь при локальной замене нескольких программных продуктов на несколько процентов? А технологическая независимость – да, может.

Но почему те, кто высказывает подобные опасения, считает этот сценарий единственно возможным и неизбежным? Российские разработчики отечественных программных продуктов достаточно умны и дальновидны, чтобы не допустить развития событий, не выгодных ни им, ни потребителям, ни государству.

Да, отечественные технологически независимые разработки отличаются тех, что поставляли нам Microsoft и Intel. Иная архитектура, иные механизмы работы, иные возможности.

Но российский разработчик технологий понимает: совершенно нереально в одночасье по всей стране «снести» существующие ИТ-архитектуры и построить их заново на отечественной базе. Мы реалисты, и не предлагаем заменить двигатель на летящем самолете. Поэтому мы решаем сразу две задачи.

Во-первых, создаем собственные технологии, по своим свойствам не уступающие тем западным решениям, к которым потребители привыкли за долгие годы. Во-вторых, обеспечиваем совместимость своих разработок с западными – ведь они используются в тысячах российских организаций и предприятий.

Миграция на отечественные решения будет происходить постепенно, пошагово, в течение нескольких лет. В этот переходный период отечественные решения должны бесшовно стыковаться с унаследованной инфраструктурой.

Если отечественный разработчик информационных технологий не решит хотя бы одну из двух означенных задач, его программные продукты никогда не будет воспринята потребителем. Можно ли всерьез полагать, что мы заинтересованы в таком развитии событий? Отечественные производители не могут допустить технологической изоляции, иначе их разработки просто будут нежизнеспособны.

Поэтому, возвращаясь к вопросу – озабоченность понятна, но беспочвенна: отечественные разработчики не ведут страну к технологической изоляции.

Источник: https://promdevelop.ru/chto-na-samom-dele-prinosit-rossii-importozameshhenie-v-sfere-polzu-ili-vred/

Импортозамещение в IT-отрасли: возможности и перспективы

Что на самом деле приносит России импортозамещение в сфере ИТ: пользу или вред?

События, связанные с Украиной, а так же с многочисленными санкциями, введенными против России, породили новый тренд в нашей промышленности: «Господа, встречайте импортозамещение».

При этом, казавшиеся еще вчера такими новыми тренды на «инновации», «нанотехнологии» и «модернизацию» никуда не пропали, но перешли в состояние «само собой подразумевается».

Честно вам скажу, что я не разбираюсь в нанотехнологиях, а под словом «модернизация» я по-прежнему подразумеваю апгрейд, замену одной единицы техники на другую. Ну, в крайнем случае, услугу по трейд-ину автомобиля.

Что же касается импортозамещения, то в области IT-отрасли нам действительно есть, что сказать.

Мы не станем говорить об узкоспециализированном оборудовании, об передатчиках сотовой связи, радарах и прочем.

Мы рассмотрим более близкие нам компьютеры, серверы, сети, и возможно, строки этой статьи заставят задуматься нас о том, насколько новый тренд, заданный правительством, имеет шансы на успех,

Вопрос — зачем?

Давайте сначала разберемся в том, для чего нам вообще что-то на что-то замещать. Дело в том, что крупных игроков в мире IT не так уж и много. Это многомиллиардные компании, которые задают стандарты отраслей. Такие, как Microsoft, Cisco, Oracle, Hewlett Packard, Dell и другие.

Модель их современного бизнеса подразумевает то, что клиент «подсаживается» на определенные решения и ему не дают «соскочить» на протяжении всего времени. При все при этом, Россия для таких глобальных компаний — лишь часть рынка развивающихся стран. Безусловно, Россия приносит им серьезные доходы, но в случае чего — и без нас обойдутся.

И вот самый простой пример политической конфронтации между РФ и США вылился в то, что компания Cisco не смогла осуществить поставки оборудования в Министерство Обороны.

А это означает, что какой-то из проектов, на который были выделены деньги, просто подвис, и будет находиться в подвешенном состоянии неопределенное время, пока либо кто-то не привезет в МинОбороны контрабандную Cisco, либо не заменят в технической спецификации оборудование на другое, либо пока напряженность в отношениях двух стран не пойдет на спад. Заметьте — этот пример можно отнести к самым безобидным. Куда страшнее, если отказывает медицинское оборудование, а запчасти нельзя поставить из-за санкций. В этом случае на кону оказываются здоровье и жизни людей.

То есть получается, что потратив время и средства на обучение специалистов, проработку проектов, купив ключевое решение от одного вендора, организация становится заложником политической возни где-то там наверху. Производитель разводит руками, а для заказчика любая проволочка — это убытки, штрафы и новые затраты.

В то же время, Россия — это страна, которая потребляет IT-продукты. У нас есть свои разработки, но в большинстве своем рассчитанные на локальный рынок, и в общемировой среде их можно не учитывать.

Поэтому, когда я говорю про импортозамещение в IT сфере, я считаю, что для нашей страны нет необходимости строить заводы по производству сетевого и серверного оборудования.

Гораздо важнее на первом этапе — разорвать привычный круг поставщиков IT-оборудования и услуг, добавив компании из стран, не настроенных агрессивно к России.

Нам надо избежать ситуации, когда организация работает, например, только с серверами HP или IBM, только с сетевым оборудованием Cisco, только на программном обеспечении Microsoft и т.д.

Сегодня в законе о государственных закупках у заказчика есть право определять марку поставляемого оборудования или ПО для обеспечения совместимости с уже используемым оборудованием.

Грубо говоря, имея один сервер HP, заказчик закупает по конкурсу другой сервер HP, указывая в документации, что поставка серверов других фирм не допускается, так как требуется совместимость с уже установленным сервером ProLiant DL380. Спорить, как правило, бесполезно.

Отменив возможность этого ограничения, можно было бы снизить зависимость организации от продукции «любимого» производителя. Порочный круг будет разорван, и это станет первым шагом в стратегии импортозамещения.

Второй вопрос — что нужно заказчику?

Бытует мнение, что в любой организации существует связь между закупочным отделом и поставщиком. Слухи о многомиллионных откатах, больших бонусах заказчику и баснословных прибылях вендора, то там то сям выливаются в ругань в социальных сетях и на форумах.

На самом деле, в сфере гос. заказа на IT оборудование коррупции стало намного меньше. Сейчас, когда большая часть закупок осуществляется через тендеры, откаты и бонусы в IT — это единичные случаи.

Но почему заказчик продолжает работать с крупными корпорациями? Что ему нужно, если не откаты и бонусы?

Ответ простой — заказчику не нужно проблем с проектом, оборудованием или софтом, ему нужно, чтобы все работало и не отвлекало от других дел.

Организация не просто с радостью переплачивает за продукцию компании, имеющей сервисный центр в его регионе, но и доплачивает за поддержку в режиме 24×7, за возможность решить вопрос удаленно, быстро восстановить базу данных, бесплатно и оперативно заменить блок питания или материнскую плату, или понять, как остановить новый тип аномального трафика.

Если мы серьезно думаем об импортозамещении в IT, то надо начинать работу именно с вопроса: сможем ли мы обслуживать то, на что собираемся замещать? Ведь компании типа IBM, HP, Microsoft или Cisco, имеют представительства в разных регионах, десятки сервис-центров во всех городах, склады запчастей, круглосуточную техподдержку и грамотный персонал.

Эти гиганты инвестировали многие и многие миллионы в создание своих представительств и центров компетенции.

Ведь если проектное бюро занимается новым дата-центром, как вы думаете, куда обращаются его сотрудники для того, чтобы выяснить, какие сетевые шлюзы заносить в проект, какие UPS-ы и генераторы? Конечно к производителю через представительство или местного дилера.

Не надо считать, что покупатель любит продавца. И те и другие считают, что их партнеры зажрались, что они «давно уже не те», «ломят цены», «не выдерживают сроки» и так далее и тому подобное.

Я вас уверяю — большинство заказчиков легко поменяют поставщика, если новый обеспечит тот же ценовой уровень, тот же класс надежности и поддержки.

А что касается любимого всеми отката, то как сказал один мой знакомый менеджер по продаже корпоративных решений, если заказчик захочет — он получит откат с любого. Сегодня не та ситуация, когда не дают — сегодня как правило уже не берут.

Итак, мы с вами разобрались в том, какие первые шаги следует сделать. Государство должно слегка изменить многострадальный закон о гос. закупках, чтобы дать больше возможностей по поставке эквивалентных товаров.

Производителям, желающим расширить присутствие на нашем рынке, следует начинать вкладываться в представительства, техподдержку и маркетинг. Причем, не в тупой маркетинг скидками и играми в соц.

сетях, а в технический, чтобы просвещать пользователя о своей продукции и новых решениях.

Разумеется, вы спросите меня — если мы говорим о полноценном импортозамещении, то есть замене иностранного оборудования и программного обеспечения на наше, отечественное, можно ли считать российскими те же серверы, собранные на платформах Intel и Supermicro? В случае, если наш производитель осуществляет модную сегодня «отверточную» сборку, обеспечивает техподдержку и консультации заказчика, становится ли его продукт российским? Я считаю, что да. Тем более мы понимаем, что самостоятельно производить микрочипы для ПК сегодня Россия не в состоянии. Тогда вполне закономерно выглядит следующий вопрос.

Источник: https://www.hwp.ru/articles/Importozameshchenie_v_IT_otrasli_vozmozhnosti_i_perspektivi_133413/

Антисанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Что на самом деле приносит России импортозамещение в сфере ИТ: пользу или вред?

Всероссийская конференция, посвященная самым заметным событиям на рынке IT-импортозамещения, состоялась 26 ноября 2019 года на площадке «Согласие Hall». 

О достижениях и провалах в этой области, степени доверия к отечественным операционным системам (ОС) и программному обеспечению (ПО), ожиданиях потребителей рассказали ведущие IT-вендоры, представители госкомпаний и органов государственной власти.

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Антинсанкции. В чем выгода импортозамещения в сфере IT

Напомним, что в соответствии с правительственной директивой к 2021 году доля отечественного софта в органах власти и местного самоуправления, а также  госкомпаниях должна превысить 50 %.

 Государственными структурами ‒ флагманами процесса импортозамещения в сфере IT являются Министерство финансов РФ, Федеральное казначейство, Минкомсвязь, Федеральная налоговая служба, Министерство обороны РФ, Росгвардия.

  Также это касается таких крупных компаний, как «Аэрофлот», «Газпром», РЖД, ВТБ и целого ряда других.

Участники мероприятия рассказали о собственном опыте миграции с зарубежных решений на отечественные аналоги, о совместимости отечественных ОС с имеющимся в наличии оборудованием, экономических аспектах миграции, возможности влияния на разработку и развитие ПО, а также о сертификации операционных систем и формировании единого реестра российского программного обеспечения.

Регистрация участников конференции, приветственный кофе

10:00 — 12:00

Согласие Hall, Москва, проспект Мира, д. 36, стр. 1.

Сессия 1. «5 главных достижений ИТ-импортозамещения» 10:00-12:00

Аналитика и прогнозы, мнения профессионалов, острый диалог

Импортозамещение в сфере IT – стратегически важный и необходимый процесс, призванный обеспечить безопасность и технологическую независимость страны.

У этого тренда немало сторонников и противников, но очевидно одно: импортозамещение развивается, приобретает новые масштабы и влияет на экономику.

Согласно планам перехода на отечественное программное обеспечение (ПО) к 2021 году на российский рынок должно импортироваться не более 50 % бизнес-приложений и антивирусного ПО.

Реальный уровень импортозамещения очень зависит от конкретного сегмента. Так, среди антивирусов он составляет около 95%, систем управления базами данных – не более 5-7%, офисного ПО – не более 35%.  

По данным Счетной палаты от 31.01.2019, в 2017–2018 годах 82% государственных учреждений пользовались зарубежными почтовыми серверами.

Вопросы для обсуждения: — Как исполняется распоряжение Правительства РФ о переходе на отечественное программное обеспечение? С какими проблемами и сложностями сталкиваются компании? Как их преодолеть и уложиться в указанный правительством срок? — Какие события можно отнести к разряду достижений и провалов импортозамещения? — Сертификация операционных систем (ОС) и программного обеспечения. Формирование единого реестра российского ПО.

— Переход на отечественные ОС и ПО в органах власти и местного самоуправления. Реальный опыт и выводы.

К участию приглашены:

  • Андрей Безруков, член Совета по развитию цифровой экономики при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, президент Фонда развития цифровой экономики «Фонд Цифровое Развитие»;
  • Александр Гутин, директор по маркетингу ГК Astra Linux;
  • Василий Кокорюкин, заместитель министра информационных технологий и связи Челябинской области;
  • Армен Кочаров, заместитель генерального директора «Новые облачные технологии»;
  • Валентин Макаров, президент «Руссофт»;
  • Илья Массух, директор Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий;
  • Руслан Усманов, заместитель начальника Управления информационной инфраструктурой Федерального казначейства.

12:30 — 15:00

Согласие Hall, Москва, проспект Мира, д. 36, стр. 1.

Сессия 2. «Импортозамещение в действии. Мифы и реальность» 12:30-15:00

Дискуссия, реальный опыт, взгляд на проблему с обеих сторон

Главными проблемами импортозамещения ИТ в России, по мнению экспертов, являются три фактора.

Первый – это финансы. Бюджеты заказчиков ограничены, поэтому, закупив единожды дорогой софт, они нескоро будут инвестировать в его обновление.

Второй – отсутствие по ряду категорий конкурентных отечественных решений. Вследствие этого для замены проверенных временем и зарекомендовавших себя западных решений должны быть достаточно весомые аргументы.

Третий – время. Сложно по щелчку пальцев просто взять и заменить решения, которые создавались и внедрялись годами. Существующие сложные ИТ-системы и комплексные решения вросли в инфраструктуру компаний. Она усложнялась и совершенствовалась долгое время, а для импортозамещения нужно менять практически все.

К этим факторам зачастую добавляются технологическое отставание от ведущих стран – производителей «железа» и проблема ментального свойства: за многие годы доминирования зарубежных производителей сложилось определенное недоверие к российским решениям.

Вопросы для обсуждения: — Насколько высоко доверие к отечественным ПО и ОС? Каковы ожидания потребителей? — Информационная безопасность. Средства защиты информации российского производства.

— Вопросы совместимости отечественных ОС с имеющимся у заказчика оборудованием. — Каковы, по мнению заказчика, главные проблемы импортозамещения в ИТ? — Глазами вендора.

Почему выгодно пользоваться российскими продуктами?

— Примеры успешной миграции с зарубежных решений на российские аналоги

К участию приглашены:

  • Александр Аксельрод, генеральный директор Корус Консалтинг ДМ;
  • Иван Бегтин, директор АНО «Информационная культура»;
  • Армен Кочаров, заместитель генерального директора «Новые облачные технологии»;
  • Валентин Макаров, президент РУССОФТ;
  • Дмитрий Окунь, начальник управления информационно-технического сопровождения Государственного казенного учреждения Республики Крым «Учреждение централизованного обслуживания Министерства образования, науки и молодежи Республики Крым»;
  • Ольга Пестерева, заместитель генерального директора по управлению коммуникациями ПАО «Микрон»;
  • Антон Петров,  генеральный директор «ТИОНИКС»; 
  • Константин Трушкин,  заместитель  генерального директора по маркетингу АО «МЦСТ».

Организаторы

Информационное агентство России ТАСС

Источник: https://conference.tass.ru/events/antisankcii-v-chem-vygoda-importozamesheniya-v-sfere-it

Импортонезаменимы: государственные IT-системы продолжают работать на западном софте

Что на самом деле приносит России импортозамещение в сфере ИТ: пользу или вред?

Недавнее исследование портала TAdviser показало насколько тяжело и неохотно идет процесс импортозамещения в сфере IT — российские государственные учреждения предпочитают использовать привычные продукты Microsoft вместо отечественного ПО.

С чем связано такое «торможение» и есть ли у нас реальные заменители зарубежного софта? Почему нельзя верить красивой цифре в 4000 российских IT-продуктов в реестре Минкомсвязи, насколько широко в этом списке представлен Татарстан и тяжело ли туда было попасть нашим разработчикам? Ответы на эти вопросы — в материале «Реального времени».

Идея импортозамещения в сфере информационных технологий, старательно продвигаемая правительством России, пока приживается в государственных организациях с большим трудом.

Федеральные государственные информационные системы, которые должны были подать пример всем остальным и перейти с зарубежного программного обеспечения на продукты, содержащиеся в реестре отечественного ПО, продолжают работать на продуктах от Microsoft и Oracle, вместо «родных» «ИРБИС64» или «Ред База данных». Подтверждением тому служит недавнее исследование портала TAdviser.

Специалисты проанализировали около 400 государственных организаций (в их числе МИД России, МЧС, Роскомнадзор и многие другие) на предмет использования отечественного ПО, при этом основной упор был сделан на операционных системах и системах управления базами данных.

Если говорить о серверных ОС, то здесь очевидным лидером является Windows Server — на этот продукт приходится 67% федеральных государственных информационных систем (ФГИС).

Разновидности Linux и Unix используются в 24% и 8,5% ФГИС соответственно, а наиболее популярной ОС с открытым кодом стала американская Red Hat с 6,8% ФГИС.

Аналитики отмечают, что на базе российских дистрибутивов Linux работают серверы только двух ФГИС — это портал «Госуслуги» и комплекс «Государственные услуги» управления по контролю за оборотом наркотиков МВД.

Аналитики отмечают, что на базе российских дистрибутивов Linux работают серверы только двух ФГИС — это портал «Госуслуги» и комплекс «Государственные услуги» управления по контролю за оборотом наркотиков МВД. Фото chelny-izvest.ru

Самыми популярными системами управления базами данных (СУБД) являются Microsoft SQL Server и Oracle Database — на них приходится 38,6% и 25,4% ФГИС. При этом, российские СУБД используются лишь 2,9% ФГИС: речь идет об уже упомянутом выше «ИРБИС64» в двух федеральных государственных информационных системах, «Ред База данных» в семи ФГИС, а также одной системе собственной разработки.

«У нас здесь импортная система, давайте заменим ее немедленно»

— На мой взгляд, первая причина [медленного импортозамещения] в том, что присутствует некая инертность в тех системах, которые уже были установлены за немалые деньги.

Нужно понимать и бюрократические процессы — быстрая смена того, что уже работает, всегда идет очень тяжело в госструктурах.

Второй момент — это небольшое количество российских предложений-заместителей на рынке, — считает генеральный директор IT-компании «Эттон» Ефим Климов.

Отметим, что на данный момент в реестре числится 3969 продуктов, однако, по мнению нашего собеседника, не стоит ориентироваться на эту цифру: «Знаете, как продукты попадают в этот реестр? Есть узкие отраслевые решения у каждого небольшого разработчика — условно, некий модуль, который принимает какую-то заявку, а компания подает его как отдельный продукт.

Если мы будем рассматривать большие, комплексные продукты, которые заменят ERP-системы мирового класса, то таких нет».

Схожей точки зрения придерживается и IT-предприниматель Эльбрус Латыпов, указавший на то, что сейчас на российском рынке есть исключительно точечные программы, к примеру, как «1С», которые зарекомендовали себя на российском рынке, хотя это, возможно, и не лучший продукт.

По мнению Эльбруса Латыпова, сейчас есть исключительно точечные программы, к примеру, как «1С», которые зарекомендовали себя на российском рынке. Фото v1.ru

— Что касается базовых IT-продуктов, то они все иностранные.

Здесь, чтобы создать какие-то более-менее похожие аналоги, которые могли бы конкурировать, нужны совершенно другие условия, нужно время и специалисты, а этого всего сейчас, к сожалению, в России нет.

Более того, все те продукты, которые называют российскими, на самом деле являются псевдороссийскими, потому что их основа, их движок иностранный, — уверен Латыпов.

В свою очередь, представители TAdviser считают, что такое положение можно объяснить опасениями IT-руководителей ведомств — они могут откладывать переход из-за того, что на этапе миграции велика вероятность сбоев. Также при переходе с зарубежного, но уже привычного продукта, на его отечественный аналог бывает сложно обосновать необходимость финансирования.

— Возможно, где-то люди и опасаются того, что будут риски при миграции данных, возникнут проблемы с нестабильностью системы. Но, по своему опыту, могу сказать, что органы власти это не особо волнует — это не является таким большим риском, — комментирует Климов.

— Вообще, я не очень пессимистичен, потому что мы тоже участвуем в этом процессе, тоже занимаемся импортозамещением и видим, что постепенно необходимые модули появляются. Может быть, не так быстро, как хотелось бы, но тем не менее.

Но пока я не вижу такого прямого запроса, чтобы органы исполнительной власти писали нам письма и говорили: «У нас здесь импортная система, давайте заменим ее немедленно». Не было ни одного такого звонка.

Ефим Климов: «Пока я не вижу такого прямого запроса, чтобы органы исполнительной власти писали нам письма и говорили: «У нас здесь импортная система, давайте заменим ее немедленно». Не было ни одного такого звонка». Фото prav.tatar.ru

Татарстан в реестре отечественного ПО и несовершенства импортозамещения

Говоря о причинах медленного импортозамещения в сфере IT, нельзя игнорировать периодически звучащие претензии к несовершенству нормативных документов и регулирования этого процесса.

Для начала можно вспомнить о том, что Минкомсвязи несколько месяцев не могло опубликовать подзаконные акты, регулирующие выполнение требований постановления правительства «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств…», которое было подписано Дмитрием Медведевым еще в ноябре 2015 года. Такой пробел позволил чиновникам свободно закупать зарубежный софт.

О несовершенствах ранее также заявляли и сами разработчики отечественного ПО, пытавшиеся попасть в реестр.

К примеру, компании «Элар», специализирующейся на создании, оснащении и наполнении электронных архивов и других IT-услугах, отказали во включении в заветный список: формальной причиной стало наличие в дистрибутивах программных компонентов иностранного происхождения и отсутствие некоторых документов, подтверждающих право собственности компании на ПО. Представители компании были возмущены тем, что разработчики почему-то должны были самостоятельно догадаться о том, что в инсталляционном пакете не должно быть каких-то элементов или о том, что необходимо очистить дистрибутив от возможности интеграции с ПО иностранного происхождения. Нормативных актов и регламентов, регулирующих и разъясняющих все эти нюансы, по словам разработчиков, не существовало, что резко сокращало шансы на попадание продукта в реестр.

Однако генеральный директор казанской компании «Бипиум» (сервис, позволяющий создать собственную CRM- или BPM-систему, — прим. ред.

) Виктор Никитин сообщает, что, несмотря на небыстрый процесс включения их продукта в реестр, вся процедура прошла в штатном режиме: «Для нас это было необходимым шагом — про реестр спрашивают при заключении партнерских отношений.

Многие IT-интеграторы обладают универсальной экспертизой, которая подходит как бизнесу, так и госзаказчикам. Им важно, чтобы у решения было подтвержденное российское происхождение. Пройдя все процедуры по регистрации в реестре российского ПО, проще договариваться и строить партнерскую сеть».

Татарстан довольно широко представлен в реестре отечественного программного обеспечения, и, лидирующую позицию, судя по результатам (не самого надежного) поиска, занимает «БАРС Групп» с 13-ю продуктами. Фото Максима Платонова

Отметим, что Татарстан довольно широко представлен в реестре отечественного программного обеспечения, и лидирующую позицию, судя по результатам (не самого надежного) поиска, занимает «БАРС Групп» с 13-ю продуктами.

Также в списке можно найти ООО «Новые облачные технологии», размещающиеся в Иннополисе, с пятью продуктами.

Около 400 результатов выдается по дочке Ростеха — компании «РТ-Информ», возглавляемой татарстанцем Камилем Газизовым, и зарегистрированной в Иннополисе, однако стоит заметить, что по данному запросу отображаются продукты «1С» и ряда других компаний.

ТехнологииIT

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/75770-importozameschenie-v-sfere-it-ne-udalos

Импортозамещение в ИТ

Что на самом деле приносит России импортозамещение в сфере ИТ: пользу или вред?

В апреле 2014 года в рамках объявленного руководством страны курса на импортозамещение кабинет министров утвердил новую редакцию государственной программы России «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности».

Одной из главных задач госпрограммы, рассчитанной до 2020 года, заявлено снижение доли импорта продукции, в том числе используемой отечественными производителями, в нашу страну.

И уже в мае 2014 года президент России Владимир Путин подписал перечень поручений о дополнительных мерах по стимулированию экономического роста, в том числе по импортозамещению в промышленности и сельском хозяйстве.

Безусловно, экономистам, бизнесменам, промышленникам, руководству страны пришлось провести колоссальную работу. Все участники и многие жители России при этом заявляют, что санкции стали той самой долгожданной мотивацией, которая простимулировала отечественного производителя. Действительно, по данным Госкомстата, доля импорта в объеме ресурсов розничной торговли в России ежегодно снижается. 

Доля импорта в объеме товарных ресурсов розничной торговли в РФ, %

«Санкции не оказали коренного влияния на экспорт российских вооружений», — заявил генеральный директор Государственной корпорации «Ростех» Сергей Чемезов. Он подчеркнул, что выручка Ростеха значительно выросла. «Под санкциями Россия нарастила объем экспортных заказов на оружие. Переход на платежи в национальной валюте позволил России нарастить объем заказов на экспорт вооружений».

Более того, компания «Калашников», входящая в Ростех, заявила о своей готовности в 2018 году полностью отказаться от импортных комплектующих. «Многие комплектующие здесь сегодня производятся – инструменты, штампы, те, которые раньше мы частично за рубежом закупали. Часть покупали в Европе, что-то – на Украине.

Но сейчас все, что касается Украины, мы полностью закрыли. Сегодня около 70% изготавливаем сами. Но все равно мы покупаем уже не за рубежом, а здесь, в России. Думаю, что буквально через год мы закроем полностью всю потребность концерна «Калашников» своими силами, своими возможностями», – сказал Сергей Чемезов.

 

Импортозамещение в сфере ИТ. Вклад Корпорации Ростех

Другая компания Корпорации, «Росэлектроника», в 2016 году создала импортозамещающую серверную платформу TSP, что позволило ей укрепиться среди системных интеграторов России.

В 2016 году выручка «РТ-Информ» (центра ИТ-компетенций Госкорпорации Ростех) выросла на 35% и составила более 2,5 млрд рублей. Компания вышла за рамки Ростеха, установив сотрудничество с «Ростелекомом», Почтой России, Объединенной авиастроительной корпорацией, ПАО «Туполев». Выручка на внешнем рынке превысила 1 млрд рублей, что позволило укрепиться среди системных интеграторов России.

В 2016 году «РТ-Информ» реализовал более 20 проектов по внедрению информационных систем в организациях Корпорации. С целью исполнения государственной программы по импортозамещению были заключены соглашения о переводе на импортозамещающие информационные технологии с ведущими предприятиями «Вертолетов России», Объединенной авиастроительной корпорации.

Внедрение импортозамещающих систем позволило обеспечить бесперебойную работу ИТ-сервисов в условиях санкционных рисков, сократить затраты на закупку и сопровождение программного обеспечения, выработать комплексную методику импортозамещения информационных технологий, применимую в масштабе Корпорации.

В рамках задач по цифровизации предприятий Ростеха проводится разработка стратегий информатизации для холдинговых компаний Госкорпорации.

В 2016 году в центральном аппарате Ростеха приступили к созданию и внедрению системы финансового планирования и бюджетирования, разработана система обращений сотрудников Госкорпорации по фактам коррупции в формате «горячей линии».

Важнейшим проектом модернизации ИТ-инфраструктуры стала программа «Услуга 360». Благодаря ее внедрению был повышен уровень информационной безопасности, удалось снизить стоимость эксплуатации и развития ИТ-инфраструктуры и бизнес-приложений.

Проект был отмечен наградой конкурса «Проект года», организованного профессиональным сообществом ИТ-директоров России.

«РТ-Информ» также работал над импортозамещением внутри Ростеха – например, в холдинге «Вертолеты России». В конце февраля Ростех сообщал об очередном этапе внедрения отечественной операционной системы Astra Linux.

Внедрение отечественных ИТ-систем дает уверенность в их бесперебойной работе в условиях санкционных рисков, говорится в сообщении «РТ-Информ», а также позволяет экономить на закупке и сопровождении программного обеспечения (ПО).

В структуре выручки «РТ-Информ» 22,5% дохода приходится на ИТ-услуги, а 77,5% – на поставку оборудования и ПО. Для сравнения, в структуре выручки ИТ-интегратора «Крок» распределение обратное: ИТ-услуги принесли ему в 2016 году около 71% дохода, составившего 28,5 млрд рублей.

В 2016 году Ростех сэкономил 7% ИТ-бюджета на консолидированных поставках и типовой ИТ-архитектуре, сообщает «РТ-Информ». К 2020 году «РТ-Информ» надеется достичь экономии 20%.

Однако выручка «РТ-Информ» от предоставления услуг самому Ростеху в прошлом году снизилась до 1,5 млрд против 1,8 млрд рублей годом ранее. Дело в том, что в 2015 году «РТ-Информ» модернизировал всю ИТ-инфраструктуру центрального аппарата Ростеха, для чего поставлял компьютеры и оборудовал дата-центр. В 2016 году столько нового оборудования было уже не нужно, пояснили в «РТ-Информ».

Ключевые проблемы импортозамещения в России

Главными препятствиями на пути реализации разработанных правительством страны отраслевых программ импортозамещения и увеличения ассортимента отечественной продукции стали два фактора – резкий рост цен на зарубежные комплектующие и расходные материалы и все еще высокий уровень зависимости от иностранных технологий. Для наглядности рассмотрим вопрос о проблемах замещения импорта на двух примерах.

По оценке Минпромторга России, сделанной по итогам минувшего года, стремительный рост цен в рублевом эквиваленте на импортную вычислительную технику и телекоммуникационное оборудование почти полностью нивелировал позитивный эффект от замещения импортной продукции в этой группе товаров.

Сейчас национальные компании, реализуя план импортозамещения в радиоэлектронной отрасли, разрабатывают 33 проекта по созданию отечественных аналогов ПК, планшетов, ноутбуков, сетевого оборудования высокого качества.

Однако из-за высокой стоимости части комплектующих, закупаемых за рубежом, спрос на такую российскую продукцию может быть довольно низким, и спасти ситуацию будет возможно только за счет государственного сектора.

Что касается аспекта зависимости от зарубежных технологий, то здесь наиболее ярким примером стало импортозамещение в нефтегазовой отрасли.

Будучи инвестиционно емким и требующим длительного цикла реализации вложений, нефтегазовый сектор очень медленно продвигается по пути замещения импортного технологического оборудования новыми отечественными разработками.

Поэтому очевидно, что быстрых результатов от этого процесса ожидать не стоит. 

Государственная поддержка импортозамещения малого и среднего бизнеса

В решении вопроса замены импорта товарами отечественного производства государство отводит особую роль предпринимателям, представляющим сферу малого и среднего бизнеса.

Для их поддержки правительство страны разработало ряд программ, среди которых наиболее востребованной на сегодняшний день стала программа импортозамещения в сельском хозяйстве, предусматривающая субсидирование затрат на приобретение сельхозтехники. Получив возможность закупать необходимые средства производства со скидкой от 25 до 30%, российский фермер выравнивается в конкурентной борьбе с аграрными компаниями и зарубежными производителями.

Эффективным инструментом для поддержания малого предпринимательства стали региональные и федеральные фонды кредитования. Выйти на новый уровень позволяет и увеличение квоты для малого и среднего бизнеса в государственных закупках до 15%.

Следует отметить, что в соответствии со стратегией и программой замещения импорта поддержка малого предпринимательства не ограничивается исключительно выделением средств. В первую очередь государственная политика импортозамещения в России направлена на создание условий, наиболее благоприятных для развития внутреннего производства, в том числе и эффективного функционирования малого бизнеса.

В частности, правительством принята программа «Ты – предприниматель», предусматривающая для развития молодежных проектов и малого бизнеса в целом организацию широкой инфраструктурной, инвестиционной, консультационной поддержки на начальном этапе предпринимательской деятельности.

Источник: https://rostec.ru/analytics/importozameshchenie-v-it/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.