Как отразится падение стоимости нефти на экономике России и США?

Отвязались от нефти: как падение цен повлияет на экономику России

Как отразится падение стоимости нефти на экономике России и США?

Цены на нефть всего лишь за месяц с небольшим упали на $20, вызвав панику и недоумение на рынке. РБК разбирался, что происходит на нефтяном рынке и чем это грозит России

Что случилось?

Накануне, 13 ноября, мировые цены на нефть обвалились примерно на 7%, до уровней $55 (американская WTI) и $65 за баррель (североморская Brent). По фьючерсам WTI это было крупнейшее однодневное падение в процентах с сентября 2015 года, по фьючерсам Brent — с июля 2018 года (11 июля котировки Brent упали еще сильнее).

  • Оба нефтяных бенчмарка потеряли по $20 с начала октября. В процентном отношении нефть Brent сейчас находится на 23% ниже октябрьского пика, WTI — на 26% ниже. Это означает, что технически нефть вошла в «медвежий» тренд (падение на 20% относительно недавних максимумов).
  • Нефтяные котировки растеряли весь рост, накопленный с начала 2018 года: фьючерсы Brent торгуются на 1% ниже уровня начала года, фьючерсы WTI — на 7% ниже (данные на 17:00 мск).

Почему нефть упала?

Совпало несколько причин, находящихся в плоскости макроэкономики, геополитики, финансовых спекуляций.

  • Беспокойства по поводу замедления глобальной экономики

Более медленный экономический рост в мире означает меньший спрос на нефть.

13 ноября Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК) в ежемесячном докладе сократила прогноз по росту мирового потребления нефти в 2019 году на 70 тыс. барр./день, до 1,29 млн барр.

/день, и предупредила, что предложение на рынке будет расти быстрее спроса на фоне опережающего роста поставок из стран-конкурентов (главным образом США).

  • Рекордные темпы нефтедобычи в США и России

США, Россия и Саудовская Аравия качают нефть с рекордной скоростью, с лихвой перекрывая снижение добычи в Венесуэле и выбытие иранских поставок (из-за санкций США против Ирана), заявило 14 ноября Международное энергетическое агентство (МЭА). По оценке МЭА, добыча США резко выросла в прошлом месяце, потенциально достигнув 11,6 млн барр./день. Это больше, чем у России, которая в октябре производила 11,4 млн барр./день нефти и конденсата (новый постсоветский рекорд).

  • Послабления в режиме иранских санкций

В начале ноября США полностью восстановили санкции против Ирана, снятые в 2015 году, и предполагалось, что администрация президента Дональда Трампа будет добиваться фактического обнуления иранского экспорта нефти. Но в итоге были сделаны исключения: восьми странам (Южная Корея, Япония, Индия и др.) разрешили покупать иранскую нефть еще в течение полугода.

  • Словесные интервенции Трампа

В понедельник, 12 ноября, Дональд Трамп призвал ОПЕК не сокращать поставки нефти в ответ на падение цен. «Надеюсь, что Саудовская Аравия и ОПЕК не будут сокращать производство нефти.

Цены на нефть должны быть намного ниже [чем сейчас] исходя из предложения», — написал президент США в .

Распродажи нефтяных фьючерсов в начале недели были во многом спровоцированы этим твиттом Трампа, отмечало агентство Reuters.

  • Разворот финансовых спекулянтов

Спекулятивные инвесторы на рынке нефтяных фьючерсов резко сократили ставки на повышение цен. Так, за неделю, окончившуюся 6 ноября (последние доступные данные), хедж-фонды сократили чистую длинную позицию (разница между ставками на рост и ставками на снижение цен) по фьючерсам и опционам на нефть WTI на 18%, Brent — на 15%.

Taylor Weidman / Bloomberg

Что будет с нефтью дальше?

В среду, 14 ноября, нефть уже отскочила от вчерашних минимумов: по состоянию на 19:00 мск январские фьючерсы Brent торгуются на отметке $67,35 (+2,9%), декабрьские фьючерсы WTI — на уровне $57,22 (+2,8%).

«Она [цена на нефть] уже растет, она уже корректируется. Я думаю, что во многом это была неопределенность, связанная с Ираном, которая влияла на падение уровня цены. Сейчас это все корректируется», — отметил в среду глава «Роснефти» Игорь Сечин.

  • Участники рынка считают, что группа ОПЕК+ (нефтяной картель плюс Россия) на следующем заседании в декабре договорится о скоординированном сокращении добычи для балансировки рынка.
  • По данным Reuters, участники ОПЕК+ обсуждают сокращение добычи на величину до 1,4 млн барр./день — более существенное сокращение, чем предполагалось ранее.

В среднесрочной перспективе цены вернутся на уровни $70–80 за баррель, сказал РБК руководитель международной практики KPMG по оказанию услуг компаниям нефтегазового сектора Антон Усов. Именно этот ценовой уровень отражает баланс спроса и предложения, текущее же падение обусловлено краткосрочными спекулятивными действиями трейдеров, считает Усов.

Если ОПЕК+ договорится снизить добычу с 2019 года, цены снова пойдут вверх. Но «России будет сложнее других участников ОПЕК+ снизить добычу, поскольку процесс потребует консервации работающих скважин», говорит Усов. «Снижение возможно за счет прекращения эксплуатации малодебитных и убыточных скважин, но это может потребовать корректировки лицензионных обязательств», — сказал эксперт.

Как отразится падение нефти на российской экономике?

Скорее всего никак. В последние годы экономика перестала зависеть от цены нефти так сильно, как до 2013 года. Бюджетная политика настроена исходя из консервативного долгосрочного прогноза по ценам на нефть — $40 за баррель в ценах 2017 года. А бюджетное правило Минфина помогло в значительной степени разорвать историческую связь между курсом рубля и ценой нефти.

Восстановление цен на нефть с 2015 года не транслировалось в столь же уверенный рост ВВП России — за последние пять лет чувствительность экономического роста к нефтяным ценам снизилась почти в три раза, подсчитали аналитики Citibank.

Если в период с 2006 по 2013 год повышение цены нефти на $10 давало 1,4 п.п. к росту ВВП, то в 2013–2018 годах эффект от сопоставимого роста нефтяных цен сократился до 0,5 п.п.

экономического роста, написали аналитики Citi Иван Чакаров и Артем Заигрин в обзоре 8 ноября (есть у РБК).

Однако, возможно, падение цен на нефть влияет на экономику сильнее, чем повышение цен. «Рост цен на нефть на рост ВВП не влияет, но их снижение может уменьшить ВВП. Такое несимметричное влияние», — заявил 13 ноября председатель Счетной палаты Алексей Кудрин.

С ним согласна руководитель направления фискальной политики Экономической экспертной группы Александра Суслина: «Явная зависимость российской экономики от цен на нефть наблюдалась до кризиса 2014 года. Уже к 2013 году, несмотря на высокие цены на нефть, рост стал замедляться.

Сейчас высокие цены не дают особенного толчка к росту экономики, но падение действительно тормозит рост, поскольку сокращаются частные инвестиции».

В проекте федерального бюджета, одобренном 14 ноября во втором чтении Госдумой, заложен прогноз по средней цене российской нефти Urals в 2019 году в $63,4 за баррель при среднегодовом курсе доллара 63,9 руб. То есть бюджет 2019 года сверстан исходя из рублевой стоимости Urals в 4051 руб., при этом планируется профицит в 1,8% ВВП. А сейчас даже после падения нефти стоимость Brent составляет 4475 руб.

Хотя цена Brent в рублях сильно упала по сравнению с недавними историческими максимумами (5670 руб. в начале октября), она находится сейчас на тех же уровнях, что была совсем недавно — в июле или апреле этого года.

Более дешевая нефть разве что может затормозить темпы накопления резервов в Фонде национального благосостояния (ФНБ) — в него «поступит меньше сверхприбыли», говорит Суслина. «Действующее бюджетное правило изымает сверхдоходы из экономики и аккумулирует на валютных счетах для последующей передачи в ФНБ.

Фактически последние два года мы живем, как будто нефть стоит $40, и порядка 3–4 трлн руб. в год не поступают в экономику», — объясняет макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

В октябре первый вице-премьер Антон Силуанов допускал, что уже в конце 2019 года объем ФНБ приблизится к 7% ВВП, после чего власти получат право направлять деньги из фонда на инвестиции.

Цены на нефть уже не являются ключевым фактором для курса рубля. «На курс влияет множество других факторов. Пока не вижу предпосылок, что курс будет снижаться», — говорит старший аналитик BCS Global Markets Кирилл Таченников.

До санкций рубль зависел от цен на нефть: если нефть дорожала, то и рубль укреплялся, и наоборот. Бюджетное правило снизило чувствительность рубля к ценам на нефть, а в 2018 году рубль падал, несмотря на растущие цены на нефть, «и остается избыточно слабым из-за санкционного фона», говорит Мурашов.

Действительно, накануне, 13 ноября, рубль подешевел всего лишь на 0,4%, выдержав обвал нефтяных котировок, а в среду, 14 ноября, укрепился на 1,4% — больше всех среди валют развивающихся стран — на фоне новости о том, что конгресс США, скорее всего, не успеет рассмотреть новые санкции против России до конца года. По состоянию на 20:40 мск рубль укрепился на 1,36% с начала дня и торгуется на отметке 67,21 руб. за доллар.

Источник: https://nangs.org/news/economics/otvyazalisy-ot-nefti-kak-padenie-tsen-povliyaet-na-ekonomiku-rossii

Цб предрек падение цен на нефть

Как отразится падение стоимости нефти на экономике России и США?

«Доклад о денежно-кредитной политике» Банка России прогнозирует падение цен на нефть в течение ближайших двух лет. Основной причиной, согласно докладу, станет торговая война Китая и США, из-за которой пострадает глобальный спрос на сырье.

В «базовом» прогнозе сценарий ЦБ до 2022 года, в следующем году средняя цена на нефть Urals с нынешних 63 доллара за баррель упадет до 55 долларов, а в 2021-м скатится к отметке 50, на которой останется и в 2022 году, пишет портал Finanz.

Соответственно, по итогам 2019 года экспорт составит 415 млрд долларов — на 28 млрд долларов меньше, чем прошлом году, в 2020-м году — на 29 млрд долларов, или 6%, до 395 млрд долларов. В 2021-м — до 389 млрд долларов. В сумме за три года ЦБ снизил прогноз экспортных доходов на 74 млрд долларов — такой суммы недосчитается экономика из-за «снижения внешнего спроса».

И для бизнеса, и для граждан эффект падение экспортных доходов выразится в снижении возможностей приобретать импортные товары и услуги, делает вывод ЦБ. Там также предупреждает, конечно, и о том, сколь печальными оказываются в свете «сценария» перспективы экономического роста.

Говорится, что сокращение притока нефтедолларов замедлит темп роста ВВП и план рывка до 3% роста в 2021 году останется на бумаге. Тем самым косвенно признается, что под прогнозами экономического роста по-прежнему нет, по сути, ничего, кроме цен на нефть.

И это несмотря на весьма жесткое «бюджетное правило» и на нацпроекты, которые должны быть альтернативным, ненефтяным механизмом роста.

Но не исключено, кстати, что наблюдается еще одно (вслед за спором глав ЦБ и Минэкономразвития о потребительском кредитовании), и более крупное, расхождение точек зрения среди экономических властей страны. В среду прозвучали заявления как премьера Дмитрия Медведева, так и некоторых министров о том, что они не готовы мириться с низкими темпами экономического роста и готовят новые меры по его активизации.

Не стоит принимать близко к сердцу?

На днях ЦБ не на шутку испугал тех, кто следит за тем, что сообщает это ведомство, напоминает руководитель аналитического департамента компании «ФинИст» Катя Френкель.

В большом 148 страничном документе с названием «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов» финансовый регулятор рассказал, как, исходя из накопленного опыта и прогнозов на будущее, он будет строить свою денежную политику.

Как отмечает эксперт, ЦБ рассматривает три варианта развития событий: благоприятный (в условиях нашей страны читай: высокие цены на нефть, кайфуем), базовый (будет трудно, но вы держитесь) и рисковый (мы на грани, но мы к этому готовы).

И, рассказывая про негативные сценарии, ЦБ не старается напугать, а просто информирует, что надо быть готовыми к любому варианту развития событий, в том числе и к тому, когда баррель нефти марки Urals будет стоить 25 долларов.

В этом случае стране будут помогать резервы и частный сектор, а государственные структуры и ЦБ перейдут на режим строгой экономии.

Разумеется, говорит Катя Френкель, население почувствует оба неблагоприятных варианта (базовый и рисковый), но ничего нового для граждан РФ в этом не будет. Помним 2014-2015 годы? Вот примерно так и будем жить. Ничего трагичного, просто не комфортно.

Если же говорить о причинах столь пессимистичного взгляда ЦБ на будущее, то причина его проста – торговая война между Китаем и США.

В ситуации, когда США рискуют сильно, как никогда, потерять статус ведущей мировой экономики, а Китай не собирается гнуться под нападками американцев, мир действительно может измениться. И вот тут ключевое слово «может».

Дело в том, что есть два сценария развития событий, и оба они во многом зависят от того, кто же к концу 2020 года будет жить в Белом доме, рассказывает эксперт. У Трампа сейчас основная головная боль — удержаться во власти и дополнительные проблемы ему ни к чему.

Да, он создал эту нестабильность, но своими твиттами он достаточно умело дирижирует ситуацией, не меняя её глобально.

У него достаточно серьёзные внутренние противники – Демократическая партия, Конгресс (что во многом сейчас одно и то же), ФРС и традиционные политики из республиканцев.

На его стороне только большинство обычных коренных американцев и антикризисное мышление крупного бизнесмена.

Что из этого перевесит, сейчас трудно сказать, но именно от этого и зависит то, какой сценарий мы увидим через год. «До этого времени я не ожидаю серьёзных потрясений.

В течение года ситуация вряд ли сильно изменится по сравнению с той, которую мы видим сейчас», — уверена Катя Френкель.

Дело, в общем, в другом

Негативные макроэкономические прогнозы необходимы российским консервативным экономическим регуляторам, чтобы продолжать политику ограничения бюджетных расходов и, опосредованно, в определенных этими ограничениями макроэкономических условиях продолжать сохранять жесткость монетарных условий, считает аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин.

Между тем, констатирует эксперт, ускорение в промышленности продолжается, хотя ЦБР в своем коммюнике по итогам июльской сессии писал о том, что «во II квартале наметилось ускорение годового роста промышленного производства, которое может не иметь устойчивый характер». В сентябрьском коммюнике ЦБ пишет, что «опережающие индикаторы за июль—август указывают на возможность ухудшения ситуации в промышленности», то есть дает положительную вероятность такого замедления.

Однако параллельно – на фоне формирования рисков дефицитов в нефтепереработке, спада производства в энергетике и ряде отраслей металлургии, на рынке начали проявляться меры централизованной поддержки этих сегментов.

Они, очевидно, не ориентированы на дальнейшее замедление производства в РФ.

На этом фоне складывается впечатление существования разных «векторов силы» в российском экономическом руководстве в текущий момент, указывает Александр Осин.

Цены на нефть с точки зрения среднесрочного периода поддержаны сформировавшимся на рынке в первом полугодии и усилившимся в третьем квартале, по последним данным, дефицитом баланса спроса – предложения нефти, составившим высокие для данного рынка 0,9 и 1,3 млн баррелей в день.

Этот дефицит, считает аналитик, будет поддерживать растущие цены на нефть в среднесрочном периоде. Параллельно поддержку рынку окажут монетарные факторы в виде, возможной или вероятной, активизации программы выкупа активов и снижения ставок ЕЦБ.

Можно ожидать на этом фоне роста цен на нефть «Брент» до 70-75 долларов к середине текущего года.

Во второй половине 2019 года риски для нефтяного рынка выглядят сбалансированными с учетом продемонстрированной последними статистическими данными готовностью ОПЕК выполнять соглашение по ограничению добычи более, чем на 100%.

Инфляционные прогнозы Банка России представляются Александру Осину существенно заниженными, а потенциал дальнейшего снижения ставок и инфляции представляется ограниченным. Проблема в том, что банковские ставки в РФ – как и ключевая ставка – выглядят сравнительно эластичными к динамике инфляции.

Банки, как представляется, ориентируются на показатели скорости обращения денежной массы, которые отражают справедливый долгосрочный уровень инфляции в 11% годовых. В результате формируется дивергенция в динамике инфляции и кредитных ставок, растет реальная стоимость заимствований.

Снижение ставок формирует бум на долговом и валютном рынке, к которому экономика не готова.

Укрепление курса рубля провоцирует дефляцию в нефтепеработке, рост реальных ставок способствует текущему спаду в электроэнергетике. В этих условиях, ускорение прироста цен представляется необходимым для предотвращения спада производства и формирования дефицитов в ключевых отраслях экономики.

Либо оно произойдет само, в рамках шоковой реакции рынка на повысившиеся риски, либо эта рыночная тенденция будет сглажена стимулирующими бюджетными и монетарными мерами экономических властей.

Принимая во внимание развитие стимулирующих мер на внешних рынках, стабильность сырьевого сегмента, признаки централизованной поддержки отдельных отраслей в РФ, более вероятным представляется второй из указанных выше сценариев, говорит Александр Осин.

Представленные в прогнозе до 2022 года инфляционные прогнозы ЦБ, пересмотр прогнозов Минэкономразвития и последнее заявление Минфина о продолжающемся снижении инфляционных рисков направлены на стимулирование кредитования.

Вероятность ускорения годового прироста объема потребительского кредитования в условиях, созданных снизившейся инфляцией на среднесрочном полугодовом и, даже, краткосрочном помесячном временном отрезке составляют высокие для макроэкономических прогнозов 68% — 70%.

Эта зависимость означает, что в противном случае, в случае ускорения инфляции и спада в динамике кредитования, потребуют своего решения накопленные проблемы в банковской отрасли, связанные с низкой – на уровне 2008 – 2009 гг.

– достаточностью капитала российских банков, и высоким – на уровне 10 – 15 летних максимумов — уровнем просрочки.

Эта ситуация, уверен Александр Осин, в случае ее развития потребует от правительства и ЦБ проведения масштабных мер стимулирования, вызовет у рынка и населения значимые сомнения в эффективности политики регуляторов в прошлые годы.

Источник: https://expert.ru/2019/09/11/tsb-predrek-padenie-tsen-na-neft/

Brent-менеджмент: как дешевеющая нефть отразится на рубле

Как отразится падение стоимости нефти на экономике России и США?

На рынке нефти произошел обвал: за вторник баррель Brent подешевел почти на $5 и обновил минимумы с марта этого года. Сейчас за бочку эталонного сорта дают около $65, еще в начале недели рынок оценивал ее в $71.

Главные причины — плавное введение США санкций против Ирана, замедление мировой экономики из-за торговых войн и нечеткая позиция ОПЕК+ на фоне возможного роста уровней добычи черного золота, полагают эксперты.

В связи с этим волатильность на российском рынке повысилась, акции компаний энергосектора снижались на 2–3%. Но правительство и эксперты заверяют: экономика не понесет больших потерь, а рубль достаточно устойчив. Правда, и бензин из-за обвала нефти не подешевеет.

Соглашения о заморозке правительства с бизнесом не содержат абсолютных цифр по цене на черное золото, сказал «Известиям» представитель вице-премьера Дмитрия Козака.

Цена тает

Нефть начала дешеветь еще в первой половине октября — за месяц стоимость барреля Brent снизилась более чем на $20. К 13 ноября цены обновили минимум марта этого года, опустившись ниже $65.

Во вторник январские фьючерсы на Brent подешевели на 6,6%, декабрьские фьючерсы на американскую нефть WTI упали на 7,1% — до отметки $55,69 за баррель.

Хотя еще месяц назад на рынке говорили о возможном возвращении к $100 за баррель в преддверии повторных санкций в отношении Тегерана.

— Основные причины обвального падения рынка нефти — плавное введение санкций США против Ирана, появление новых объектов нефтяной инфраструктуры в Штатах, замедление темпов роста мировой экономики из-за торговых войн президента США, а также невнятная позиция ОПЕК+ относительно поддержания цен на нефть, — сказал «Известиям» аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин.

Публикация доклада ОПЕК стала одной из главных причин резкого падения цены на нефть. В прогнозе сообщалось, что в 2019 году мировой спрос на нее окажется ниже предыдущих ожиданий.

Так, ОПЕК предполагает, что спрос на черное золото вырастет в 2018 году лишь на 1,5 млн баррелей в сутки (на 40 тыс. баррелей меньше планируемого уровня), в 2019 году — на 1,29 млн баррелей (на 70 тыс.

баррелей в сутки ниже прошлых прогнозов).

Рост добычи в 2018 году свел на нет риски нефтяного эмбарго против Ирана, считает аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев. Таким образом, дефицита нет и цены не растут.

Первые выводы

Первая реакция пришла с фондового рынка, где инвесторы продают акции компаний, чьи доходы напрямую зависят от цен на нефть. К 16:00 по московскому времени бумаги «Роснефти» на Мосбирже подешевели на 3,25%, обыкновенные акции «Татнефти» — на 2,64%, а привилегированные на 2,04%. Котировки бумаг «Газпромнефти» опустились на 2,37%, «Лукойла» — на 1,72%, «Башнефти» — на 0,15%.

Колебания цен на нефть прибавили нервозности, но экономика России и финансовый рынок более стабильны, чем в 2014 году, заявил глава Минэкономразвития Максим Орешкин. 

— Наша задача последние несколько лет была создать такую макроэкономическую конструкцию, которая была бы устойчива к внешним шокам. Цены на нефть на 25% упали (от максимума начала октября. — «Известия»), а ситуация остается устойчивой, — сказал он.

Рубль против нефти

Этот оптимизм подтверждает и курсовая динамика. Рубль слабо реагирует на падение цен на нефть: в начале торгов среды он снижался, но к середине начал расти. В среду на 18:50 мск времени доллар стоил 67,06 рубля (на 1,07 рубля дешевле, чем на открытии торгов), а евро — 75,92 рубля (на 1 рубль меньше, чем на старте дня).

Рубль уже не так зависим от нефти, как несколько лет назад, говорит главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин. Это произошло благодаря бюджетному правилу, в рамках которого на нефтяные сверхдоходы ЦБ покупает на рынке иностранную валюту для Минфина. Полученные деньги идут в резервы.

Если раньше при росте нефтяных котировок на 10% рубль укреплялся на 4% и наоборот, то с бюджетным правилом изменение составит не более 1,5%, пояснил главный экономист по России «ВТБ Капитала» Александр Исаков. Единственный индикатор, для которого цена нефти является по-прежнему значимой, это доходы и, соответственно, сальдо федерального бюджета, считает он.

Кроме того, даже при нынешних ценах на нефть рубль недооценен. Справедливый курс — 63 рубля за доллар, отметил главный аналитик Промсвязьбанка Михаил Поддубский. А без учета санкций и бюджетного правила доллар должен стоить и вовсе не более 55 рублей, полагает Тимур Нигматуллин.—

Аналитики не готовы менять свой прогноз по курсу рубля до конца года. По оценке Олега Кузьмина, в 2018-м доллар будет стоить 65,5 рубля, а в следующем, в среднем, 67 рублей при нефти по $60–65 за баррель. Промсвязьбанк прогнозирует курс в диапазоне 65–69 рублей за доллар. «ВТБ Капитал» ожидает к концу года курс в районе 67,9 рубля за единицу американской валюты.

Куда течь нефти

После тестирования уровня в $65 за баррель нефть может вернуться к $75, считает Алексей Калачев из «Финама». Избыточное предложение черного золота уже заложено в цены, а ОПЕК+ держит руку на пульсе, пояснил он.

— Уже обсуждается новый раунд снижения объемов нефтедобычи, и, если цена пойдет к $60 за баррель, появятся другие параметры соглашения (об ограничении добычи. — «Известия»). Поэтому мы не видим причин для перехода текущего снижения в обвальное падение цен, — сказал он.

Новая информация о вероятном ограничении добычи поступает ежедневно. В среду стало известно о планах сократить ее на 1,4 млн баррелей в сутки в 2019 году, что может выступить сильным поддерживающим фактором. По словам аналитика ИК «Фридом Финанс» Валерия Безуглова, наиболее вероятно, что цена $62–68 выступит новым равновесием до конца текущего года.

Уменьшение нефтяных цен сокращает доходы бюджета и экспортную выручку компаний, отметил Алексей Калачев. Но снижение не будет драматичным.

Как показали расчеты «ВТБ Капитала», если бы при курсе около 68 рублей за доллар в последние два месяца года цены на нефть марки Urals по-прежнему бы находились около $80, то профицит бюджета составил бы 2,5% ВВП.

При снижении цен на нефть до $60, он составит чуть меньше — 2,3%, пояснил Александр Исаков. Иными словами, пока нефть стоит больше $40, а рубль стабилен, это не критично для российской экономики, добавил Алексей Калачев.

—Среднегодовая цена на нефть на сегодня составляет $70 за баррель. В IV квартале она будет колебаться вокруг $68, полагает Тимур Нигматуллин. А в 2019-м году средние цены составят также $70, правда в первом полугодии они будут заметно ниже, но после начнут расти.

А что бензин?

В среду вице-премьер РФ Дмитрий Козак заявил, что после нынешнего снижения нефтяных котировок цена бензина существенно не изменится.

– Нефть не подешевела еще до такой степени… Это (снижение цен на бензин.— «Известия») может быть, если будет существенно перенасыщен внутренний рынок, если будет повышена конкуренция, когда будет борьба за потребителя,— сказал он в эфире телеканала «Россия 24».

Договоренности о заморозке цен на бензин, заключались с нефтяными компаниями при более высокой цене на нефть, чем сейчас.

В таких условиях себестоимость производства бензина снижается, и производителям нет необходимости повышать оптовые цены на моторное топливо, считает Алексей Калачев.

И все же удешевление нефти не означает автоматического решения проблемы. Более того, в документах нет привязки к конкретной цене на нефть.

— Соглашения носят отсылочный характер к правительственному протоколу от 31 октября, который вступил в действие с 1 ноября. Абсолютных цифр по цене нефти соглашения не содержат, — сказал «Известиям» представитель вице-премьера Дмитрия Козака Илья Джус.

Аналитик Тимур Нигматуллин отметил, что бензин — не рыночный товар, и трудно прогнозировать его стоимость. Кроме того, на первый план, по мнению Алексея Калачева, выходят налоги: повышение НДС до 20% в 2019 году и акцизов на моторное топливо в 1,5 раза. Именно это не даст производителям снизить цены, и бензин на заправках вряд ли ощутимо подешевеет.

Источник: https://iz.ru/812265/irina-tcyruleva-tatiana-gladysheva/eto-proval-skolko-eshche-budet-deshevet-neft

Предвыборный баррель Трампа

Как отразится падение стоимости нефти на экономике России и США?

В только что опубликованном «Проекте основных направлений денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов» Центральный банк в наихудшем сценарии видит «…возможность снижения мировых цен на нефть до $25/баррель в 2020 г. (в наиболее острой фазе кризиса — ​до $20/баррель) за счет значительного сокращения спроса на энергоносители в мире и существенного ухудшения ожиданий относительно перспектив роста мировой экономики».

Неделей раньше глава МЭР Максим Орешкин заявил, что «если мировая экономика столкнется с серьезными проблемами… $40 за баррель устроят Россию».

А больше месяца назад агентство АКРА, собственниками которого являются крупнейшие российские компании и банки, в базовом (!) сценарии резко ухудшило прогноз среднегодового курса доллара: если в октябре 2018-го агентство считало, что в 2020-м курс составит 60,10 рубля за доллар, то в июле‑2019 — ​уже 73,80. Также АКРА ухудшила прогноз по цене нефти и объему экспорта.

Все видят угрозу, которую несут для стоимости нефти мировой экономический кризис и торговые «войны», а агентство АКРА отмечает еще и то, что с вводом в строй новых нефтепроводов, доставляющих нефть сланцевых месторождений к экспортным терминалам Мексиканского залива, нефтеэкспортный потенциал США за 2019–2020 гг. вырастет на 4,7 млн баррелей/день.

Тут, конечно, можно спросить: а откуда же Америка возьмет такой объем нефти для экспорта? Ответ: из так называемых DUC — ​пробуренных, обвязанных, но стоящих без гидроразрыва пласта (ГРП) скважин, которые после проведения процедуры ГРП способны совокупно вылить на рынок более 4 млн б/д. Сейчас эту нефть невозможно доставить к потребителю из-за дефицита нефтепроводных мощностей, но к концу 2020 года он будет ликвидирован. Вопрос, кто купит такое огромное количество «легкой» нефти, да еще в условиях торговой войны США и Китая, отложим на печальное будущее.

Я же расскажу о том, чего никто из означенных структур не упоминает в качестве причины снижения стоимости нефти.

Игра на понижение

В ноябре 2020 года в США пройдут очередные президентские выборы, совмещенные с полными перевыборами Палаты представителей и трети членов Конгресса. А теперь заглянем не в столь уж далекую историю.

В 2008 году, когда так же выбирали президента США, нефть сорта Brent за 105 торговых сессий упала на 105 долларов (точнее, на $104,75). Падение по столь жесткой матмодели говорит о жесточайшей модерации мирового рынка нефти — ​при соответствующей необходимости.

Следующие выборы президента США пришлись на 2012 год, и цена нефти Brent снова за три месяца упала с пика в $126 за баррель до $89.

Что примечательно, в том году падение остановилось ровно через день после того, как праймериз респуб­ликанской партии выиграл непроходной Митт Ромни — ​выводивший рабочие места из США в Китай мормон, — ​т.е.

когда стало окончательно ясно, что Барак Обама гарантированно будет переизбран на второй срок.

В выборный 2016 год цена на нефть падала до минимума последних 20 лет — ​$28 за баррель, но потом пришел Трамп, у которого крайне важные для него «промежуточные» выборы Палаты представителей и части Сената (в случае утраты республиканцами большинства в Сенате Трампу вполне серьезно угрожал импичмент и уголовное преследование) пришлись на ноябрь 2018 года. И снова нефть за три месяца упала с $86 до $50.

Объяснение тут следующее: в каждой американской семье есть минимум один, чаще два легковых автомобиля, розничную же стоимость бензина формируют не налоги, как в Европе или России, а стоимость сырья, т.е. нефти.

Чем дешевле нефть, тем дешевле бензин, тем больше денег в кошельке избирателя, тем лучше его настроение в момент похода на избирательный участок.

Плюс ко всему падение стоимости нефти на $10 за баррель приносит экономике США дополнительный рост в 0,2–0,25% ВВП, что особенно важно как в год выборов, так и в период экономического кризиса, в который сейчас с окончанием цикла роста входит экономика США.

За последнее десятилетие мы имеем четыре факта «предвыборного» понижения стоимости нефти, но о механизме реализации этого процесса на практике можно только догадываться. Одна из гипотез отсылает нас к истории нефтяного рынка.

До 1973 года, когда арабские страны-члены ОПЕК объявили эмбарго на поставки нефти США, Великобритании, Японии, Нидерландам и другим странам, поддержавшим Израиль в ходе Войны Судного дня, за баррель нефти давали жалких три доллара.

Эмбарго подняло стоимость нефти в четыре раза. И уже на следующий год на Западе были сделаны первые попытки организовать биржевую торговлю фьючерсами на нефтепродукты.

Дело шло ни шатко ни валко до 1983 года, когда Нью-Йоркская товарная биржа запустила оказавшиеся суперуспешными торги фьючерсными контрактами на западнотехасскую сырую нефть.

По сути, была сделана попытка перехватить ценообразование нефти у нефтедобывающих стран. В итоге она завершилась победой: всем известно, что

стоимость «физической» нефти формируется в привязке к ценам, устанавливаемым в ходе биржевых торгов «бумажной» нефтью, обороты которых на порядок превышают продажи реальной нефти.

Это превратило нефть в привлекательный для спекулянтов актив, и теперь стоимость денег (кредита) влияет на цену нефти не меньше, чем решения ОПЕК.

С точностью можно сказать, что Саудовская Аравия «в деле». Это следует из того, что в первой половине 2008 года целиком и полностью завязанный на нефть саудовский фондовый рынок на фоне мощного восходящего движения цены нефти упал на 15% — ​т.е.

работающие на нем крупные игроки еще за полгода знали о предстоящем падении стоимости нефти.

Накопленный королевством многомиллиардный финансовый резерв позволяет делать очень крупные ставки на рынке «бумажной» нефти, при необходимости подкрепляя их решениями ОПЕК, касающимися уже рынка реальной нефти.

По сути, единственное, чего мы не знаем, так это названий конкретных финансовых структур, через которые власти США и Саудовской Аравии раз в несколько лет реализуют крупные понижательные движения на рынке нефти.

Дилемма Дональда

Для Трампа, которого, согласно заявлению бывшего спецпрокурора Мюллера, от начала уголовного преследования спас лишь статус президента, победа в 2020 году исключительно важна, тем более что под потенциальным ударом находятся и его дети, как минимум Дональд-младший. В этой ситуации у Трампа два выхода: победить или дорого продать свое поражение.

Если Трамп настроен на победу, то он приложит все силы, выложится даже больше, чем в ноябре 2018 года. И раз он использовал снижение стоимости нефти для тех выборов, то тем более использует и сейчас.

Если же Трамп придет к выводу, что ему не остается ничего, как обменять поражение на гарантии неприкосновенности/освобождения от ответственности, то он скорее решит сорвать куш, толкнув нефть вверх, в то время как все будут ожидать ее падения (кризис ведь).

И поведение нефти в год выборов, таким образом, станет маркером того, насколько Трамп готов драться за переизбрание.

Так что рост стоимости нефти, если таковой случится в 2020 году, скорее всего, обернется для России большими неприятностями, ведь любой президент-демократ будет настроен крайне антироссийски.

Если же Трамп решит бороться, то с учетом его пунктика «им. Б. Обамы», мы вполне можем увидеть нефть ниже значений выборного 2016 года: либо ниже январского минимума в $28 (вот тогда рискованный сценарий ЦБ РФ в $20–25 станет реальностью), либо ниже ноябрьских $45 за баррель. Тут уж Трампу выбирать, а он парень резкий, да и на кону у него будет стоять очень и очень много.

Кроме того, в выборный 2020 год США просто обязаны прийти к «энергетической независимости», т.е. — ​ситуации, в которой совокупный экспорт нефти и нефтепродуктов из этой страны превысит их импорт.

По газу США уже добились этого, по нефтепродуктам тоже.

Осталось за 12 месяцев нарастить собственную нефтедобычу на полтора миллиона баррелей в день, что вполне возможно — ​именно таким темпом растет добыча американской нефти в последние годы.

Трамп же не упустит возможности выложить перед избирателем столь мощный козырь, ведь это реальное воплощение его лозунга: Make America Great Again! Таким образом, в следующем году рынок нефти ждет коренной переворот: недавний крупнейший в мире импортер нефти и нефтепродуктов превратится в их чистого экспортера.

Максим Авербух, ​директор Института прогнозирования

конъюнктуры сырьевого рынка 

специально для «Новой»

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/09/13/81958-predvybornyy-barrel-trampa

Как изменение цены на нефть влияет на экономику?

Как отразится падение стоимости нефти на экономике России и США?

Одним из важнейших событий на рынках в 2015 году стало резкое падение цен на нефть на 40%. Каковы основные причины колебания цен на нефть, и как их повышение или снижение в целом влияет на экономику и фондовые рынки?

В конце 2015 года цены на нефть упали до рекордно низкого за 11 лет уровня.

Понимание причин колебания цен на нефть зачастую может сбить с толку тех, кто находится за пределами рынка сырьевых товаров.

Тем не менее, несмотря на то, что нефть является гораздо более сложным для анализа сырьевым товаром, чем любой другой, существует несколько общих факторов, которые влияют на ее цену по всему миру.

Что заставляет цены на нефть колебаться?

Спрос и предложение
Одним из основных факторов, как и в случае с любым сырьевым товаром, акцией или облигацией, является закон спроса и предложения, заставляющий цены изменяться. Когда предложение превышает спрос, цены падают и наоборот.

Мировая добыча нефти преимущественно контролируется ОПЕК — Организацией стран-экспортеров нефти, оказывающей основное влияние на колебания цен на нефть. Цель организации состоит в сохранении стабильной цены на нефть. ОПЕК обязалась удерживать цены выше 100 USD за баррель в обозримом будущем, однако в середине 2014 года цена начала падать.

Она упала со 100 USD за баррель до текущих 40 USD за баррель. И ОПЕК сама по себе стала главной причиной дешевой нефти. Она отказалась снизить объемы добычи, что и привело к падению цен.

ОПЕК как производитель имеет огромное влияние на цены на нефть, однако с другой стороны, цена зависит и от спроса.

Спрос крупнейших импортеров нефти, таких как Европа, Китай, Индия и Япония, также влияет на цены.

Например, падение цен на нефть может быть обусловлено более низким спросом в этих регионах вкупе со стабильным предложением со стороны ОПЕК. Чрезмерное предложение нефти может вызвать их резкое падение.

Стоимость добычи
Стоимость добычи также вызывает рост или падение цен. В то время как на Ближнем Востоке добыча нефти является относительно дешевой, ее добыча, к примеру, в Канаде или Великобритании гораздо дороже. Как только предложение дешевой нефти полностью расходуется, цена на нефть может возрасти, если остается лишь нефть в регионах с дорогой добычей.

Погода и природные катастрофы
Это еще один фактор, вызывающий колебания цен на нефть. Как и большинство сырьевых товаров, сезонные изменения погоды влияют на спрос на нефть. Зимой ее потребляется больше для отопления, а летом люди больше ездят и используют больше бензина.

Хотя рынки знают, когда ожидать указанных периодов повышенного спроса, цена на нефть повышается и выравнивается с началом сезона каждый год.

  Экстремальные погодные условия (ураганы, торнадо, грозы) могут оказать физическое влияние на производственные объекты и инфраструктуру, сокращая предложение нефти и вызывая повышение цен.

Политическая ситуация
Политическая нестабильность в богатых нефтью районах также может вызвать колебания цен. К примеру, в июле 2008 года цена за баррель нефти достигла рекордно высокого уровня в 140 USD из-за волнений и опасений потребителей в отношении войн в Афганистане и Ираке.

Еще один пример — если богатый нефтью район становится политически нестабильным, рынки поставщиков реагируют повышением цен на нефть, чтобы поставки все оставались доступными лицу, предложившему самую высокую цену.

  В этом случае, только понимание нехватки поставки может повысить цены, даже при неизменном уровне производства.

Курс доллара США
Кроме того, важно отметить, что нефть котируется и продается на международном уровне в долларах США. В целом, падение доллара США повышает спрос на нефть и ее цену. Напротив, укрепление доллара США снижает реальные доходы в странах-потребителях, снижая спрос на нефть и ее цену.

Как цены на нефть влияют на экономику?

Когда речь заходит о влиянии роста цен на нефть на экономику, экономисты расходятся во мнениях. С одной точки зрения, более высокая стоимость энергоносителей повышает стоимость производства и транспортировки всего. При росте стоимости, замедляющем производство, доходы предприятий падают, а фондовый рынок испытывает спад.

С точки зрения потребителей, рост цен на бензин пугает тех, кто, видя потерю своей покупательной способности, сокращают свои траты на товары не первой необходимости, что отрицательно сказывается на продажах компаний.

Это также оказывает отрицательное влияние на рост экономики и цены на акции. Контраргумент этому мнению основан на причинах роста цен. Наиболее вероятная причина роста — высокий спрос.

Сильная экономика увеличивает спрос на энергоносители, что повышает их цену.

Когда дело доходит до влияния падения цен на нефть на экономику, в целом это означает хорошие новости для импортеров нефти, например, Европы, Китая, Индии, Японии, и плохие новости для экспортеров, например, ОПЕК, стран Латинской Америки и России.

Импортерам нефти выгодно падение цен, поскольку стоимость импорта нефти падает. Это снижает дефицит текущего счета.

Для экспортеров нефти, в свою очередь, падение цен на нефть имеет обратный эффект — оно снижает стоимость их экспорта и приводит к снижению торгового активного сальдо.

Выгода от низких цен

Падение цен на нефть помогает потребителям снизить стоимость жизни и сэкономить деньги, которые можно потрать на более дорогие покупки.

В большинстве случаев это подразумевает снижение транспортных издержек, что приводит к более низкой стоимости жизни и более низкому уровню инфляции. Фактически падение цен на нефть — это бесплатное сокращение налогов.

В теории, падение цен на нефть может привести к увеличению расходов на другие товары и услуги, а также росту реального ВВП.

Однако оно же может вызвать дефляцию и снижение уверенности потребителей, и вместо трат они скорее предпочтут сэкономить. В таком случае падение цен вместо увеличения расходов приводит к снижению уровня инфляции и вероятному наступлению дефляции, выбраться из которой может быть крайне проблематично.

Еще один недостаток низких цен на нефть заключается в том, что это может затормозить инвестиции в альтернативные «более зеленые» формы энергии, к примеру, электромобили.

Падение цен на нефть может остановить сокращение использования автомобилей и привести к увеличению заторов в движении и отрицательного влияния использования бензина на окружающую среду.

Дальнейшие ожидания

Говоря о законе спроса и предложения, в целом, мы ожидаем, что ОПЕК все также предпочтет объем цене и увеличит добычу в ближайшем будущем.

Однако из-за продолжающихся значительных расходов на урезание капиталовложений мы также ожидаем здоровый рост спроса наряду с отрицательным влиянием на США и страны, не входящие в ОПЕК, неамериканское производство.

Мы также не считаем, что снятие санкций с Ирана приведет к значительному снижению цен на нефть.

После десятилетий недостаточного инвестирования в разработку нефтяных месторождений и производственную инфраструктуру, Ирану потребуется привлечь миллиарды иностранных инвестиций, чтобы экспорт углеводородов вернулся на до-санкционный уровень. А мировые инвесторы вероятнее всего будут крайне осторожны перед инвестированием из-за юридических и других проблем, с которыми могут столкнуться эти инвестиции.

В этой связи мы ожидаем, что баланс предложения/спроса сдвинется от чрезмерного предложения в 2015 году — 1,9 миллионов баррелей в день, до 0,6 миллионов баррелей в день в 2016 году и обеспечит сбалансированный рынок в 2017 году.

По нашим оценкам, средняя цена на нефть в 2016 году составит 45 USD за баррель, в 2017 году — 60 USD, а в 2018 году и далее — 70 USD. Безусловно, непредвиденные события, например, политическая нестабильность, природные катастрофы и др., могут привести к более серьезным колебаниям и высоким ценам на мировом рынке нефти.

Гунта Сименовска,
руководитель отдела поддержки продаж Управления развития бизнеса банка SEB

Источники: SEB, Marketwatch, BBC, Forbes, International Monetary Fund, Investopedia

Источник: https://www.seb.lv/ru/info/investirovanie/kak-izmenenie-ceny-na-neft-vliyaet-na-ekonomiku

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.