Как снизить зависимость курса рубля от цен на нефть? Ответ эксперта

Содержание

Бюджетное правило практически отвязало рубль от нефти

Как снизить зависимость курса рубля от цен на нефть? Ответ эксперта

Российский рубль постепенно отвязывается от нефти, из-за чего его волатильность зависит от санкций и базовых проблем в отечественной экономике – считает вице-президент Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров Богдан Зварич.

Нефть больше не давит на рубль, как раньше

Дело в том, что появилась информация, что общая корреляция курса рубля и цен на нефть снижается уже на протяжении более чем двух лет, причем после введения апрельских санкций США данный показатель снизился с 44 до 17 процентов.

По сути своей, этот показатель был ниже только в сентябре-октябре 2014 года, после того, как в отношении отечественной экономики были введены секторальные санкции Евросоюза и США. Все это свидетельствует о том, что рубль в настоящее время следует за нефтью только в соотношении 1 к 5, поэтому колебание цен на черное золото больше не приводит к волатильности его рыночного курса.

Достаточно посмотреть результаты волатильности цен на рубль и нефть за август. Российская валюта снизилась на 7 процентов, а нефть, наоборот, увеличилась в цене на эти же 7 процентов, что говорит о минимальной корреляции цен на энергоносители.

Вследствие этого, на рубль сегодня давят санкции США, а также общие сложности с экономическим ростом в России, а не нефть, которая в последние 10 лет обычно признавалась в качестве главного маяка состояния дел отечественной валюты.

Бюджетное правило позитивно сказалось на корреляции нефти и рубля

«К подобному снижению зависимости отечественного рубля от общей динамики цен на нефть привели не санкции, а появление бюджетного правила, в рамках которого Центробанк для Министерства финансов РФ покупает валюту. Благодаря этому в федеральный бюджет сегодня приходят средства от выплаты экспортной пошлины и НДПИ», — констатирует Зварич.

Здесь нужно отметить, что экспортная пошлина сегодня равна 40 долларам за баррель, а все доходы, которые поступают в наш федеральный бюджет, не тратятся и идут в Фонд национального благосостояния, а также в другие отечественные резервы.

«В результате, российские экспортеры вынуждены создавать рублевые резервы, чтобы тратить их на выплату налогов, а Центробанк РФ делает здесь противоположную операцию, т.е. покупает данную валюту с валютного рынка», — заключает Зварич.

Как считает эксперт, именно это обстоятельство и привело к тому, что зависимость рубля от нефти серьезно снизилась, и теперь черное золото больше не является главным фактором, который вызывает волатильность нашей национальной валюты.

Минфин специально отвязал рубль от нефти

«С одной стороны, это хорошо, поскольку все это стабилизирует федеральный бюджет и создает резервы на случай, если вдруг снова сильно ухудшится ситуация на международном рынке энергоносителей, что нам крайне важно», — резюмирует Зварич.

Все-таки отечественный федеральный бюджет продолжает зависеть от нефтяных доходов, поэтому цены на нефть продолжают оставаться для нас важным фактором, но зависимость конкретно рубля от данного финансового инструмента действительно серьезно снизилась.

«Впрочем, в случае самого негативного развития ситуации со стоимостью энергоносителей на мировом рынке это также положительно повлияет и на курс отечественного рубля. Ведь бюджетное правило позволит поддерживать курс нашей валюты даже в той ситуации, если цены на нефть снова просядут и даже если упадут ниже показателя в 40 долларов за баррель», — констатирует Зварич.

Все это сделает возможным в случае негативного развития событий за счет валютных интервенций поглощать ту недостачу, которая может у нас образоваться вследствие разницы между актуальной и будущей ценой на нефть, что крайне важно для валютного рынка.

В контексте рубля фактор санкций сейчас играет первичную роль

«В целом, снижение зависимости рубля от цен на энергоносители является позитивным фактором, поскольку рынок нефти продолжает быть очень волатильным, и поэтому любая привязка к нему является чреватой», — заключает Зварич.

По словам Богдана Викторовича, привязка к нефти ведет к зеркальной волатильности рубля, а также к росту средней инфляции в нашей стране. Что касается других факторов, которые продолжают негативно влиять на российский рубль, то, безусловно, главное внимание здесь устремлено к американским санкциям, которые все-таки достаточно эффективно давят на экономику РФ.

«В частности, это опасность ограничения операций с отечественным госдолгом, что может привести к негативным последствиям, учитывая, что значительная часть операций с отечественными ценными бумагами выполняется в долларах. Практическая реализация данного сценария может привести к оттоку или сокращению иностранных вложений в ОФЗ», — резюмирует Зварич.

Все это, естественно, создает крайне нервную ситуацию на российском валютном рынке, что и влияет на общую ситуацию с рублем – например, последние падения его рыночного курса не связаны с какими-то проблемами в нашей экономике.

«К тому же, апрельские санкции привели к серьезной переоценке рисков со стороны иностранных инвесторов по отечественным ОФЗ, что сразу сказалось и на курсе российского рубля, из-за чего он сразу и просел не несколько пунктов», — констатирует Зварич.

Соответственно, в случае введения американских санкций на российский государственный долг это может привести к выводу средств из данного инструмента, что в краткосрочной перспективе окажет негативное влияние на отечественную валюту. При этом, здесь мы не увидим никакой поддержки от цен на нефть, т.е. основной выручки, которую получает наш федеральный бюджет.

Дмитрий Сикорский

Источник: https://rueconomics.ru/347677-byudzhetnoe-pravilo-prakticheski-otvyazalo-rubl-ot-nefti

Рубль оторвался от нефти

Как снизить зависимость курса рубля от цен на нефть? Ответ эксперта

На торгах в пятницу 3 ноября стоимость сорта Brent впервые с июня 2015 года поднялась выше 62 долларов за баррель.

Утром в понедельник актив продолжил расти – на 0,22%, до 64,25 долларов, во вторник ситуация на рынке стабильна.

Тем не менее, курс рубля остается под давлением – пятницу он завершил снижением к доллару на 0,92%, до 59,08 рубля за доллар, и только во вторник утром укрепился до 58,34.

Это, в частности, связано с присутствием на рынке некоего покупателя валюты, пишет портал Finanz со ссылкой на заявление главного экономиста ING по России и СНГ Дмитрия Полевого, предположивший, что спрос предъявлен со стороны российских корпораций.  Нерезидентам для покупок валюты надо было бы прежде продать ОФЗ, но в пятницу  индекс их цен — RGBI снизился за день лишь на 0,03%.

Между тем, пишет тот же Finanz, Минфин резко увеличит объем операций по скупке валюты на рынке в предстоящий месяц. С 8 ноября по 6 декабря на валютные интервенции на МосБирже будет направлено 122,8 млрд рублей. Райффайзенбанк прогнозирует продолжение тенденции благодаря перспективе конвертации (до конца января) нефтегазовых допдоходов бюджета на сумму 995 млрд рублей.

На рубль давят со стороны сектора

Курс рубля находится между двух огней — двух групп факторов, действующих в противоположные стороны, отмечает ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман. Большинство из них против рубля.

Общий рост доллара на мировом рынке подогревается перспективами налоговой реформы Дональда Трампа и приближением декабрьского повышения процентной ставки Федрезерва.

Вероятность этого события, судя по фьючерсам на Чикагской бирже, на текущей неделе составила уже 100%, тогда как неделю назад была 96%. С конца октября индекс доллара DX поднялся с 93 п. до 95 п.

При этом в России спрос на доллары локально повышается в связи с сезонным осенним увеличением импорта и предстоящими корпоративными платежами по погашению внешнего долга в 4 квартале, уверен аналитик. Кроме того, интересные явления происходят в банковском секторе. Там сформировался огромный профицит рублёвой ликвидности.

Он составляет сейчас 1,3 трлн руб., тогда как ещё в августе наблюдался дефицит в 63 млрд. руб., по данным ЦБ России. Это, очевидно, следствие накачки Центробанком средств в систему для преодоления кризиса  в значимых банках — «Открытии» и Бинбанке.

Поэтому, возможно, крупные покупатели валюты — не только корпорации, но и банки, стремящиеся разместить свободные средства.

Данные обстоятельства снижают зависимость курса рубля от нефти, подталкивая его вниз, констатирует Марк Гойхман. Но с другой стороны, слишком резкий рост «чёрного золота» невозможно игнорировать. Котировки Brent подскочили во вторник 7 ноября выше 64 долл./барр. с 60 долл. неделей ранее.

 Повод – арест десятков высокопоставленных чиновников в Саудовской Аравии, включая 11 принцев-членов королевской семьи. Это создаёт напряженность на рынке нефти и укрепляет позиции принца Салмана, выступающего за ограничение квот по добыче.

Это исключительно важно в преддверии встречи ОПЕК+ 30 ноября по вопросу продления соглашения о снижении добычи.

До конца текущей недели вероятна стабилизация курса в диапазоне 57-59 руб./долл. В дальнейшем, ожидает Марк Гойхман, доллар к рублю может несколько подрасти, выйдя к концу года выше 60 руб./долл. Этому будет способствовать некоторое увеличение инфляции, уменьшение ключевой ставки ЦБ до 8% на фоне дальнейшего  повышения ставок ФРС и более жёсткой денежной политики других центробанков мира.

В заложниках у carry trade

Российский рубль остается заложником спроса иностранных инвесторов на облигации федерального займа в рамках игры в кэрри-трейд на разницах процентных ставок между ЦБ РФ, а также ФРС и ЕЦБ, уверен Сергей Костенко, инвестиционный аналитик Global FX.

На его динамику в последнее время даже не смог в значительной мере повлиять рост цен на сырую нефть, который подскочил к значениям лета 2015 года.

Негативом также является решимость американских властей нанести удар по российским нефтегазовым и энергетическим компаниям.

Можно предположить, говорит аналитик, что если существующая тенденция продолжится, то ослабление российской валюты также возобновится. В этом случае пара американский доллар/рубль может подскочить к отметке в 61.00 уже на этой неделе, а пара евро/рубль — прибавить к уровню в 71.

00 рубль, несмотря на вероятность продолжения падения основной валютной пары евро/доллар на мировом валютном рынке Forex.

В целом, ожидает Сергей Костенко, если рассматривать общую картину внутреннего валютного рынка, то она по-прежнему будет зависеть от внешнего новостного фона и действий ЦБ РФ и Минфина РФ.

Источник: https://expert.ru/2017/11/7/neft-rublyu-ne-ukaz/

Курс рубля больше не связан с ценами на нефть, санкции не страшны. Проверяем слова министра финансов — Meduza

Как снизить зависимость курса рубля от цен на нефть? Ответ эксперта

Министр финансов и первый вице-премьер Антон Силуанов на форуме «ВТБ Капитала» «Россия зовет!» сказал, что курс рубля к доллару почти не зависит от цены на нефть. Одновременно, объяснил чиновник, политика правительства «создает буфер» для влияния западных санкций, и все это способствует «более предсказуемым условиям» в экономике. «Медуза» проверила, оправдан ли такой оптимизм.

Тезис

Правительство и Центробанк весь год твердят о том, что рубль удалось отвязать от цен на нефть. В разное время чиновники утверждали, что зависимость снизилась втрое, в семь раз, в десять раз и вот теперь, со слов Силуанова, почти совсем исчезла.

Фактчек

Коротко. Да, курс рубля сейчас мало зависит от цен на нефть. И действительно, в этом велика роль правительства. Но остаются другие внешние раздражители, например американские санкции.

Два с половиной года назад, когда нефть стоила меньше 30 долларов за баррель и только начала дорожать, а рубль добрался до исторического дна, типичная новость с валютного рынка выглядела так: «Рубль усилил рост по отношению к доллару и евро, реагируя на рост мировых цен нефти. Стоимость снизилась до 69,755 рубля».

С тех пор про бивалютную корзину забыли, нефть стоит в два раза дороже, а доллар — столько же, сколько и в начале 2016 года. 

Российская экономика всегда зависела от цен на нефть, но выражалось это по-разному. До 2008 года при высоких ценах на нефть курс рубля долго был стабильным.

Центробанк следил, чтобы рубль не колебался слишком сильно, в случае чего покупая или продавая валюту.

Например, если на рынке трейдеры активно покупали за рубли доллары и евро (и, следовательно, их курс рос, так как поднимался спрос), то ЦБ начинал продавать иностранную валюту, и курс выравнивался.

При этом в стране была высокая инфляция (поэтому рос), а все «лишние» доллары бизнес на всякий случай выводил за границу. Валюты не хватало, даже несмотря на то, что экспортеры были обязаны продавать большую часть своей валютной выручки за рубли. 

Эта система не работала во время больших кризисов, связанных с резким падением цены на нефть: у Центробанка просто не хватало валюты, чтобы поддержать курс рубля, и рубль приходилось отпускать в свободное плавание, как это случилось в 2009 году.

В 2014 году ЦБ перешел на плавающий курс. Центробанк дает очень простое определение этой политики: «Курс рубля не определяется правительством или центральным банком, он не является фиксированным и какие-либо цели по уровню курса или темпам его изменения не устанавливаются».

Все «преимущества» население и бизнес ощутили немедленно: цены на нефть рухнули, против России ввели первые санкции из-за событий на Украине, а потому рубль подешевел вдвое за полгода. При этом Центробанк почти не потерял свои валютные резервы, а падение экономики оказалось меньше, чем в 2009 году, когда ЦБ до последнего пытался бороться за стабильный курс.

К 2016 году выявилась новая особенность такой политики: курс рубля попал в полную зависимость от цены на нефть. «Эластичность курса по нефти» — коэффициент, отражающий зависимость, приближался к единице, то есть она была абсолютной.

В этих условиях за обеспечение стабильного курса взялось правительство. С 2017 года законом прописано «бюджетное правило». Согласно ему, бюджет сверстан так, как если бы цена на нефть составляла 40 долларов за баррель (40,8 доллара для бюджета 2018 года).

Если цена будет выше, Центробанк должен закупить для Минфина на «лишние» нефтяные деньги валюту, а Минфин положит ее в свой резерв — Фонд национального благосостояния.

Таким образом, когда цены на нефть высокие, ЦБ обеспечивает дополнительный спрос на валюту и не дает слишком сильно укрепляться рублю.

Цель бюджетного правила, как пишет правительство, борьба с , то есть как раз снижение зависимости экономики от цен на нефть.

Когда курс рубля зависит от нефти, каждое колебание мировых цен на топливо приводит к «снижению или повышению конкурентоспособности российских сельхозпроизводителей и промышленных предприятий как на внутреннем, так и на внешнем рынке»; их финансовые результаты и благополучие зависит от нефти, притом что они не имеют никакого отношения к ее добыче, описывает российские симптомы «голландской болезни» правительство.

Курс рубля благодаря бюджетному правилу действительно «отвязался» от нефти. Когда бюджетное правило только было введено, баррель нефти стоил как раз около 40 долларов, но с тех пор нефть подорожала (на начало октября 2018 года — до 85 долларов за баррель).

В былые времена рубль бы укрепился: в июне Силуанов говорил, что доллар при такой цене нефти мог бы стоить 50 рублей. А произошло прямо противоположное — рубль существенно ослаб.

Весной 2018 года коэффициент эластичности составлял 0,1 (именно тогда прозвучали заявления о том, что зависимость от нефти упала в 10 раз).

Такая уникальная для России ситуация продолжалась до августа, когда экономика подверглась внешнему шоку, не связанному с ценами на нефть: под угрозой жестких американских санкций бюджетное правило пришлось временно заморозить.

Пальцем в баррель

Как снизить зависимость курса рубля от цен на нефть? Ответ эксперта

Точность явно не входит в число достижений основных игроков на рынке экономических прогнозов

РИА Новости

Когда-то нобелевский лауреат по экономике Пол Самуэльсон наставлял воспитанников: «Прогнозируйте всё, только не цены». Старик Самуэльсон давно умер, к тому же не все посещали его лекции, а уж прочитать хоть что-то из его наследия тем более руки не доходили. Так появился новый эстрадный жанр «гадание на экономической гуще».

Российских предсказателей можно разделить на три категории.

В первой группе те, кто наделен высшими властными полномочиями, их задача — не столько развлечь своими бреднями почтенную публику, сколько успокоить ее, внушить, как говорят в народе, уверенность в завтрашнем дне. Предсказания в данном случае вторичны и используются как инструмент в нелегком психотерапевтическом ремесле. Вряд ли эти товарищи будут нам интересны.

Вторая команда состоит из бюрократических второгодников, тех, кто при отсутствии удовлетворительных результатов своей работы страстно желает выехать на якобы присущих им интуиции и смекалке. Не сбылось? Ерунда, количество попыток регулирует исключительно глава властной политической семьи. Эти ребята заслуживают как минимум умиления, если не учитывать высокие посты, что они нынче занимают.

Наконец, третья когорта включает в себя тех, кто с помощью экономического эпатажа старается привлечь к себе внимание, капитализировать, так сказать, свое имя, чтобы потом обменивать отличный от нуля рейтинг на звонкую монету.

Это уже чистой воды шоу-бизнес, где приветствуется все: от заказных статей до нагнетания публичного ажиотажа вокруг новых «откровений» гуру.

В этом тексте мы создадим им дополнительную рекламу, и не важно, с каким знаком: как известно, любой пиар хорош кроме некролога.

Все три разряда вангователей народу нравятся. Мы пребываем как будто на скачках, но без денежных ставок, — кто окажется ближе к реальности, тому и приз зрительских симпатий. Но, прежде чем перейти к определению победителей, уточним финишные ориентиры:

в 2015 г. падение ВВП, по предварительной оценке, составило 3,9%, инфляция — 12,9%, средняя цена на нефть марки Urals — $51,2/барр., средний номинальный курс доллара к рублю: 60,7 руб./$1.

Почему бесполезно прогнозировать цены, скажем, на нефть? Представьте, что завтра Иран жахнет ракетой по Эр-Рияду: сколько будет стоить нефть — 100, 150, 200 долларов за баррель? Другой вариант: предположим, что под США будет открыто гигантских размеров углеводородное озеро — в результате нефть с газом окажутся дешевле воды. На условиях самовывоза, конечно. Может ли кто-нибудь из живущих предсказать этих «лебедей»? И если да, то почему он до сих пор не миллиардер?

Алексей Кудрин, экс-министр финансов, независмый эксперт

Сразу с «тяжелой артиллерии» — с Алексея Кудрина.

В октябре 2014 г.

на форуме Московской биржи в Лондоне экс-министр финансов заявил, что «цены на нефть в ближайшие 5 лет останутся низкими и будут находиться на уровне $80—85/баррель. Данное понижение связано с развитием сланцевой нефти и сланцевого газа». Кудрин, наверное, говорил про нефть марки Brent, но что нам с нее: мы торгуем Urals.

В декабре 2014 г. Кудрин опубликовал свой «официальный» прогноз на 2015 г., согласно которому «если цены (на нефть. — Авт.) будут на уровне $58—60, то стоит ожидать падение ВВП на 5—7%.

Реальные доходы и платежеспособность населения так же будут снижены на 2—6%. Я ожидаю рост инфляции на уровне 12—15%». Тогда же Кудрин предсказывал, что при цене «в $60 (за баррель. — Авт.

)… средние и крупные компании будут объявлять дефолт».

В январе 2015 г. на деловом завтраке Всемирного экономического форума в Давосе Кудрин заявил, что «в ближайшие 2 года цена на нефть будет держаться в районе $60». Что касается кризиса, то «рецессия в стране продлится не более двух лет, за которой снова начнется рост, притом что санкции Запада могут продлиться еще три и более лет».

В феврале 2015 г. Кудрин предсказал, что «в 2016 году подъем экономики составит 1—1,5%. Инфляция до конца 2015 г. останется на уровне 12—15%, процентные ставки по банковским вкладам останутся высокими». Тогда же на встрече в Махачкале Кудрин говорил, что цена на нефть может упасть до $20, но на короткий срок, и что данное падение «не скажется сильно на экономике России».

Рефреном в выступлениях Кудрина звучала простая мысль: «Чтобы восстановить экономику страны, необходима ее основательная перестройка. Для этого нужно восстановить дружеские отношения с Европой». Кто ж против, мы только «за», но кто или что мешало основательно перестроить экономику?

Герман Греф (Сбербанк)

В последнее время в предсказатели записался еще один «экс» — Герман Греф, однако качество его «вещих снов» не идет ни в какое сравнение с оценками бывшего финансового коллеги.

В декабре 2014 г. Греф напророчил курс доллара к концу 2015 г.  48 рублей. В отношении нефти глава Сбербанка считал так: «Мы увидим, что отрицательная динамика цены на нефть в какой-то момент должна быть остановлена. Скорее всего, цена на нефть во втором полугодии (2015 г. — Авт.) будет восстанавливаться».

Тогда же Греф заявил, что из-за кризиса «Сбербанк сможет скорректировать свою стратегию в начале 2015 года, при этом финансовое учреждение не собирается отказываться от ранее утвержденной стратегии развития на пять лет». В той стратегии в части макроэкономической ситуации на 2015 г. была заложена «среднегодовая цена на нефть $75 за баррель и курс доллара 48,5 рубля». Пересмотрел в итоге «Сбер» свою стратегию или нет — не сообщалось.

В январе 2015 г. в кулуарах Гайдаровского форума Греф снова был непреклонен: «Очевидно уже, что банковский кризис будет масштабнейший при такой среднегодовой цене $43—45 за баррель».

При наступлении «масштабнейшего банковского кризиса» государство, по мнению Грефа, «будет капитализировать банки и повышать свою долю в них, а банки будут покупать индустриальные предприятия и становиться финансово-промышленными группами».

На какие средства находящиеся в кризисе банки будут покупать «индустриальные предприятия», Греф не уточнил.

Эльвира Набиуллина (Центробанк)

Не осталась в стороне и бывшая подчиненная Грефа Эльвира Набиуллина, в декабре 2014 г. заявившая, что «рубль укрепится уже в следующем (2015-м. — Авт.) году, а нефть вернется к стоимости $80 за баррель».

Теперь о действующих статусных персонах.

Антон Силуанов (Минфин)

В январе 2015 г. на том же Гайдаровском форуме министр финансов Антон Силуанов заявил, что бюджет России в 2015 году потеряет 3 трлн рублей, если цена на нефть составит $50, в этом случае среднегодовой курс доллара составит 51 рубль. «Мы не выйдем на курс 30—35 рублей, но главное —  чтобы рубль был стабилен», — добавил министр.

В тех же «кулуарах» Силуанов поделился еще одним пророчеством: «Сейчас мы видим, что цена на нефть действительно, как мы надеемся, находится близко ко дну». Напомним, что в те дни февральские контракты на нефть Brent на Лондонской бирже стоили $45—46 за баррель.

Алексей Улюкаев, Алексей Ведев (Минэкономразвития)

Но, пожалуй, абсолютным чемпионом последних лет по несбывшимся прогнозам считается глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев.

В октябре 2014 г.

Улюкаев заявил, что падение цены на нефть до $60, которое Центробанк закладывает в свой «стрессовый» сценарий, нереалистично (были же времена!): «Я думаю, всерьез на это рассчитывать невозможно, просто потому, что эта цена, которая некомфортна ни для одного из крупных производителей и экспортеров нефти. Просто по себестоимости, по бюджетам страновым — ни одна из стран этого не выдержит, поэтому, безусловно, на рынке просто будет уменьшаться предложение нефти, и баланс будет достигаться. На более низком, чем сейчас, уровне, но далеком от $60».

Странно министру говорить такое. Он же должен знать, что себестоимость барреля, по оценке норвежской Rystad Energy, выше всего у Британии — $52,5/барр. За ней Бразилия — $48,8/барр., Канада — $41,0/барр. И США — $36,2/барр. У России себестоимость $17,2/барр., у Ирана — $12,6/барр., у Саудовской Аравии — $9,9/барр.

И почему, кстати, у России подобной консалтинговой фирмы нет? Подсказала бы, чтобы министр не срамился.

В конце 2014 г. заместитель Улюкаева Алексей Ведев был уже мрачнее тучи: «Прогноз по среднегодовому курсу ухудшен — с 37,7 до 49 рублей… Прогноз инфляции — 7,5%. Однако не исключены и двузначные показатели. Цена на нефть 80—100 долларов за баррель». Тогда это казалось кошмаром, а сейчас…

Загад не бывает богат: прогнозы «официальных» и независимых экспертов

Но, может, «независимые» эксперты были точнее? Зайдем с «официальных» экспертов, с флагманов российской либеральной экономической мысли: Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) и Института экономической политики имени Гайдара (ИЭП).

В начале марта 2015 г. РАНХиГС и ИЭП представили социально-экономический прогноз на 2015 г., по которому среднегодовая цена нефти составит $55.

«Это достаточно низкий уровень, отражающий, скажем так, тот предел цен на нефть, представляющий серьезную угрозу для российской экономики, ее устойчивости и для реального сектора», — сообщил директор по научной работе ИЭП и одновременно ведущий научный сотрудник центра макроэкономических исследований РАНХиГС Сергей Дробышевский. ВВП, по мнению экспертов, в 2015 г. снизится на 6,8%, инфляция составит 17,1%, а среднегодовой обменный курс — 64,5 руб./$1.

Не пальцем в небо, конечно, но около того. А что приснилось прочим экспертам?

«Главный экономист ЕБРР Сергей Гуриев: «Мягкая рецессия в 4%, которую прогнозирует Банк России, — несбыточная мечта».

Главный экономист и руководитель аналитического департамента Дойче Банка в России, ныне — главный экономист Евразийского банка развития (ЕАБР) Ярослав Лисоволик в июле 2015 г.

: «Мы ожидаем постепенной стабилизации рубля в интервале, который мы видим в последнее время, — от 50 до 55 рублей за доллар. Согласно нашему последнему прогнозу на конец 2015 г., курс составит 55 рублей за доллар». Кстати, на конец 2014 г. Лисоволик вслед за Грефом пророчил курс 34,5 руб.

/$1 (итоговый курс тогда составил 56,24 руб./$1). А ведь кто-то, те же валютные ипотечники, поверил.

Подлинно «независимый» фондовый аналитик Степан Демура: «Я говорил, что если к концу 2014 г. в России не начнутся погромы, то я из страны уезжаю». Не уехал

и в августе прошлого года представил новый «прогноз»: «В конце 2015 г., может, сходим на $32,5 по Light Sweet (при чем тут техасская нефть, продающаяся ныне по $29,7 за баррель? — Авт.

Источник: https://novayagazeta.ru/economy/71493.html

Отвязное поведение. Рубль вылечили от нефтяной зависимости

Как снизить зависимость курса рубля от цен на нефть? Ответ эксперта

2018-03-29T08:00+0300

2019-11-26T14:42+0300

https://ria.ru/20180329/1517479578.html

Отвязное поведение. Рубль вылечили от нефтяной зависимости

https://cdn21.img.ria.ru/images/151301/51/1513015173_0:158:3077:1889_1036x0_80_0_0_1cddbda3eeaf8505f8735ed28b3ac2.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 29 мар — РИА Новости, Игорь Наумов. Благодаря переменам, произошедшим в экономике за последние три года, колебания нефтяных котировок почти перестали влиять на рубль. Как таргетирование инфляции и введение бюджетного правила помогли национальной валюте отвязаться от сырья — в материале РИА Новости.

Эластичная валюта

Зависимость курса рубля и российской экономики в целом от нефтяных цен с 2014 года снизилась в 10 раз. С таким заявлением выступила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина на годовой коллегии Минфина.

«Это то, что всегда было уязвимым местом нашей экономики и финансовой системы. Коэффициент эластичности, который характеризует эту зависимость, в 2014-2015 годах был около единицы, а сейчас 0,1», — сказала она.

Среди факторов, обеспечивших позитивную динамику, Набиуллина назвала инфляционное таргетирование, переход к свободному курсу рубля, а также введение бюджетного правила. Эти достижения, убеждена она, необходимо сохранить.

Эксперты считают, что решающим стал прошлый год. «По итогам 2017-го действительно можно констатировать снижение зависимости номинального курса рубля от динамики цен на нефть, а также отметить значительно более высокую устойчивость обменного курса к внешних шокам», — говорит главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.

Точно в цель

О постепенном переходе к инфляционному таргетированию регулятор объявил в 2006 году. Основной инструмент этой политики, как известно, не валютные интервенции, а изменение процентных ставок.

Активная фаза началась в ноябре 2014-го, когда регулятор отменил коридор бивалютной корзины и прекратил тратить золотовалютные резервы на искусственное поддержание курса российской валюты. Рубль отправили в свободное плавание. Его стоимость с тех пор формируется главным образом рыночными факторами.

Решение принималось с учетом мирового опыта. Первопроходцем инфляционного таргетирования в 1989 году выступила Новая Зеландия. В настоящее время этот алгоритм контроля за темпами роста потребительских цен применяют центробанки почти трех десятков стран, в том числе Великобритании, Канады и США.

В 2012-м Банк России выбрал ориентиром годовую инфляцию на уровне около 4%. Цель казалась достижимой — в 2013-м цены выросли на 6,5%. Но в следующем году из-за резкого падения котировок нефти инфляция подскочила до 11,36%, а в 2015-м — до 12,9%.

В дальнейшем ситуация стабилизировалась. В 2016-м инфляция ограничилась 5,4%, а в 2017-м цель была достигнута, причем с лихвой, — 2,5%.

Последовательные действия ЦБ по снижению инфляции заслужили одобрение президента Владимира Путина. В декабре прошлого года глава государства назвал таргетирование правильным процессом. 

«Если мы хотим, чтобы экономика у нас была здоровая, вызывала бы доверие со стороны инвесторов, — это обязательная составляющая нашей политики», — сказал он.

Госрасходы на диете

На валютный курс влияют десятки факторов: процентная ставка, темп роста экономики, торговый баланс, уровень налогообложения, цены на товары основного экспорта (углеводороды для России), перечисляет советник гендиректора по макроэкономике компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов. 

Все это переменные величины. «Изъятие части нефтяных доходов, а также рост несырьевых секторов экономики ведет к снижению зависимости курса рубля от цен на нефть», — пояснил собеседник РИА Новости.

Под изъятием нефтяных доходов подразумевается использование бюджетного правила. Власти устанавливают так называемую цену отсечения. В 2017 и 2018 годах она определена на уровне 40 долларов за баррель.

Если нефть торгуется дороже, то все дополнительные доходы направляются на пополнение суверенных фондов, а не в казну. Таким образом повышается устойчивость российской экономики к внешним воздействиям.

 

Черное золото уже довольно долго котируется заметно выше 60 долларов за баррель. В текущем году, по оценке аналитика группы компаний «Финам» Сергея Дроздова, сорт Brent может подорожать до 75-80 долларов. Несмотря на оптимистичные прогнозы, нефтегазовые доходы, заложенные в бюджет 2018 года, не увеличатся.

Жесткое следование бюджетному правилу помогает удерживать и курс рубля. Валютные интервенции, в итоге пополняющие резервы, проводит Минфин. В текущем году на эти цели планируется потратить до 2,8 триллиона рублей. Это в 3,5 раза больше, чем в 2017-м, когда валюты купили на 829 миллиардов рублей.

Резервы роста

Цены на нефть для рубля уже не так значимы, но усиливается роль других факторов. 

По мнению Лисоволика, дальнейшее восстановление российской экономики и улучшение инвестиционного климата поспособствуют притоку капитала. Это укрепит рубль.

Однако российская валюта по-прежнему нервно реагирует на изменения геополитической ситуации. Ухудшение отношений с западными партнерами создает негативный внешний фон. По словам Дроздова, один из сдерживающих факторов для рубля — санкционная политика США и Евросоюза. 

«Без нее на фоне максимальных за последние три года котировок нефти курс мог бы достичь отметки в 40 рублей за доллар», — заключил аналитик.

Источник: https://ria.ru/20180329/1517479578.html

Как предсказывать курс рубля — работающая формула

Как снизить зависимость курса рубля от цен на нефть? Ответ эксперта

Весь 2015 год россияне напряженно отслеживают курс рубля к доллару и евро, интересуясь колебаниями цены национальной валюты ежедневно, а особо нервные граждане уже привыкли смотреть даже не курс ЦБ, а биржевую котировку Si (рубль-доллар), обновляющуюся в режиме реального времени несколько раз в день. Сегодня мы расскажем, как цена на нефть влияет на курс рубля и как, зная направление нефтяного тренда, можно прогнозировать курс рубля на ближайшие недели и месяцы.

Как и почему вообще связаны курс доллара и цена на нефть

Путин за рулем батискафа

Все слышали, что российская экономика зависит от цены на нефть. Но как и почему? Примитивно это можно описать так.

Наши крупные экспортные компании, такие как “Газпром” и “Роснефть” получают выручку за экспорт сырья в долларах.

С этой выручки кормятся все сотрудники этих компаний, коих немало, все контрагенты и их сотрудники, коих еще больше, а также бюджетники, получающие свои зарплаты и пенсии из налогов.

Материал в тему: почему нефть дешевеет, а бензин при этом дорожает? (сегодняшние цифры немного изменились, но суть осталась та же)

Казалось бы, в городах России за последние годы развилась инфраструктура,  торговые центры росли как грибы после летнего дождя, людям вроде бы и не нужна эта нефть, они работают на совсем других работах и получают зарплату независимо от цены на нефть. Но в экономике все взаимосвязано.

Упала выручка “Газпрома” — пришлось сократить индексацию бюджетникам, контрагенты сидят без работы, сотни тысяч людей начинают одновременно экономить, падает спрос, повсеместно падают прибыли, потом начинаются сокращения рабочих мест и еще больше падает спрос, что мы и видим последние года полтора уже.

Это называется “эффект спирали”.

Чтобы удерживать номинальные зарплаты бюджетникам в ситуации, когда доходы страны зависят от экспорта и падают, надо девальвировать рубль, все просто. Реальная зарплата в стране падает, инфляция растет, но номинально – все по-старому. Народ понимает, что его обманули, но не понимает как. То есть недоволен, но не бунтует, что власти устраивает.

Итак, мы выяснили, что нефть и курс рубля тесно связаны. Осталось уточнить, как именно.

Формула взаимосвязи нефти и курса рубля

Нефть и доллары

Алиса, редактор IQ Review:

«Идея вывести простенькую формулу взаимозависимости пришла мне в голову вчера, когда я наткнулась на вот этот креатив ольгинцев. В общем, типичная путинская риторика в стиле “Только выиграли!”, интересно здесь не это.

Интересно, что цена барреля нефти в рублях приближенно равна константе и мне вспомнилось что-то такое, что я учила в институте. Предмет этот назывался «эконометрика» и, на первый взгляд, был совершенно бесполезен.

Там нас учили выводить какие-то формулы».

Андрей, программист-математик:

«Ну если говорить совсем примитивно, то регрессионный анализ — это такая штука, которая позволяет составить закономерность в виде формулы, имея числовые ряды (данные), то есть посчитать зависимость изменения одной величины от другой».

Выводим формулу

Мы сравнили  разные показатели цен на баррель сырой нефти с соответствующими курсами рубля из архива ЦБ РФ. Получилась вот такая таблица*.

ПериодЦена нефти, $Средний курс рубляЦена нефти, рубли
Июнь 2014108343672
Июль 2014112343808
Август 2014105363780
Сентябрь 201496383648
Октябрь 201486403440
Ноябрь 201474463404
Декабрь 201460563360
Январь 201550643200
Февраль 201558663828
Март 201557603420
Апрель 201561533233
Май 201565503250
Июнь 201562543348
Июль 201553562968
Август 2015, неполный49633087

* — использовались данные по нефти марки Brent, их проще найти, чем Urals. Цифры округлены по графику с некоторой погрешностью для беглого расчета.

Итого мы получили среднюю стоимость барреля нефти на уровне 3430 рублей, при этом максимальное отклонение в меньшую сторону — 13,5%, в большую сторону — 11%. Поскольку само измерение велось по графику и имеет некоторую погрешность, можно смело говорить о мат ожидании среднемесячной цены барреля нефти на уровне 3400 рублей с возможной дисперсией результатов в 10%.

Это очень упрощенно. Если действительно выводить точную закономерность, то видно, что более высокие значения стоимости барреля в рублях достигаются при более высокой стоимости нефти, а более низкие — при более дешевой.

Александр, финансовый аналитик:

«Здесь нет ничего удивительного. Действительно, цена на нефть в рублях должна оставаться стабильной, ведь из показателей экспортной выручки надолго вперед формируется государственный бюджет.

Вы видите константу в цене за баррель сырой нефти, потому что наверху посчитали, что они должны получить столько доходов в рублях, сколько запланировано потратить. Курс рубля пляшет от расходов государственного бюджета, привязка очень жесткая.

Другими словами, цена за бочку нефти постоянна, потому что все бочки с нефтью, которые удастся добыть и продать за год, заранее посчитали и поделили, как шкуру неубитого медведя».

Как посчитать будущий курс рубля по этой формуле

Итого получаем уравнение: ожидаемый в будущем курс рубля равен 3400/среднемесячную цену барреля нефти в долларах, при этом погрешность измерения 10%.

Таким образом, мы можем прогнозировать негативный и позитивный сценарии для экономики России на ближайшие месяцы.

 Если цена на нефть установится на уровне 50 долларов (и при этом будет негативная тенденция, то есть рынок будет ожидать дальнейшего снижения цен в среднесрочной перспективе), то курс рубля к доллару сбалансируется около цифры 68 рублей, если снизится до 40 долларов, то стоит ждать 85 рублей за доллар, а при 34 долларах за баррель мы уже будем менять сторублевую бумажку на портрет президента Джорджа Вашингтона. Если же нефть начнет дорожать, то и рубль укрепится. При 60 долларах за баррель можно ожидать курс менее 56 рублей за доллар, при 70 — менее 50. Теперь вы знаете, что будет с рублем в ближайшее время.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Источник: http://IQReview.ru/economy/correlation-ruble-oil/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.