Мир ждет глобальный экономический кризис уже в следующем году?

Содержание

Готовимся к 2020 году. Эксперт — о назревающем финансовом кризисе

Мир ждет глобальный экономический кризис уже в следующем году?

Свой прогноз в конце августа озвучил глава Минэкономразвития (МЭР) РФ Максим Орешкин: темпы роста мирового ВВП опустятся в 2019 г. ниже 3%, что станет худшим показателем за последние 10 лет.

В таких обстоятельствах рассчитывать на бурное развитие экспорта не приходится. И перспективы экономики РФ тоже ухудшаются. По расчетам МЭР, наиболее вероятно, что 2020 г.

 она вырастет только на 1,7% вместо ожидавшихся 2%, замедлится рост зарплат, а рост курса доллара, напротив, ускорится.

Уже сейчас МЭР опасается, что по итогам 2019 г. рост реально располагаемых доходов населения составит всего 0,1% вместо ранее объявленного 1%. А независимые эксперты утверждают, что 2020 г.

 наши доходы могут вовсе упасть.

Почему? Откуда придет новый кризис? «АиФ» обсудил эти вопросы с заместителем директора группы макроэкономического анализа Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Дмитрием Куликовым.

Чужие войны

Алексей Макурин, «АиФ»: — Август стал худшим месяцем для рубля в этом году: доллар подорожал на 5,2%. Новые трудности уже начались?

Дмитрий Куликов: — Пока на рубль влияют давно ожидавшиеся события. Сначала его толкнуло вниз объявление антироссийских санкций, анонсированных в США еще год назад.

А потом не дало возможности восстановиться падение мировых цен на нефть, что отчасти вызвано ожиданиями введения в США новых трубопроводов, позволяющих поставлять больше американской нефти на мировой рынок.

Но в целом дела в Штатах идут сегодня заметно хуже, чем раньше.

Наш прогноз показывает, что по итогам 2019 г. темпы роста экономики США могут упасть в 2 раза по сравнению с 2018-м, а в 2020 г. вообще уйти в минус. Это ухудшит ситуацию во всем мире, включая Россию.

— Большинство прогнозов, касающихся вероятности нового мирового кризиса, сходятся на 2020−2021 гг. Почему?

— Это показывает анализ развития кризисов в США. В последние полгода там сложилась такая ситуация, когда краткосрочные займы обходятся государству и компаниям дороже, чем выпуск долгосрочных долговых обязательств.

Это очень важный индикатор, который проявлялся за последние 50−60 лет несколько раз и в большинстве случаев предвосхищал экономический спад. Падение при этом начиналось минимум через 9, максимум — через 20 месяцев после того, как такой индикатор срабатывал.

И получается, что самые негативные ожидания приходятся на 2020 г.

Не факт, что все опасения сбудутся. Точно предугадать начало и масштабы кризиса невозможно.

Для этого надо знать, в какой момент времени сойдутся все негативные факторы. Но любая неопределенность угнетает экономику. Компании тормозят новые проекты, предпочитая сберечь деньги на черный день. А так как экономика США очень большая, это ведет к падению спроса на мировых рынках и вызывает проблемы в таких странах, как наша, которые активно экспортируют сырье и товары.

— В каком случае события пойдут по пессимистическому сценарию?

— Если будет разрастаться торговая война между США и Китаем. Она усилит протекционистские настроения в других частях мира и негативно скажется на всей международной торговле. Если же введение новых пошлин, о которых Трамп объявил в августе, будет отложено, как это было уже не раз, есть надежда, что масштабного кризиса не случится, и дело обойдется краткосрочным застоем.

Сейчас есть опасность замедления экономического роста почти до нуля не только в США, но и в странах, являющихся главными торговыми партнерами американцев в Европе. Например, в Германии, Великобритании и Франции. В каких странах конкретно — это зависит от того, как повлияют на политические и торговые отношения между Европой и США события на «китайском фронте».

— Почему для России эти чужие войны опасны?

— Мы связаны торгово-финансовыми отношениями со всем миром. Темпы роста экономики РФ при этом невелики. В результате любой ощутимый внешний шок вызывает ее падение со всеми вытекающими последствиями.

Приходится думать уже не о реализации стратегических задач, а о затыкании дыр.

В руках правительства остается меньше ресурсов, позволяющих проводить политику, направленную на развитие экономики и рост доходов людей.

Масштаб проблемы

— Что будет с ценами на нефть и рублем, случись самое худшее?

— Если рост мировой экономики сильно замедлится (по нашему пессимистическому прогнозу — до 0,8% в год), то, в 2020 г. средняя цена российской нефти понизится до 40 долл. за баррель, а среднегодовой курс доллара может краткосрочно достигать почти 80 руб. (см. таблицу).

— А в районе 70 руб. курс может быть уже в конце этого года?

— Да. Но для этого нужно, чтобы спад в крупных странах Европы или США начался уже осенью. Если же будет просто сохраняться неопределенность на нынешнем уровне или чуть выше, рубль, вероятно, будет покрепче.

Такое развитие событий отражает наш базовый (текущий) прогноз, основанный на продолжении торговых войн, но без дополнительных шоков. А затем в 2021 г. начнется восстановление темпов экономического роста.

— То есть кризис будет не очень глубоким?

— Есть надежда на это. За последние 20 лет мир накопил большой опыт в регулировании финансовой сферы и организации национальных бюджетов. В банковских системах многих развивающих стран иностранные валюты занимают теперь примерно одинаковую долю с национальными.

И валютный шок уже не приводит к таким катастрофическим последствиям, как в прошлые годы.

Страховка для России

— Готовы ли мы к новым трудностям?

— По сравнению со многими странами, у нас сегодня очень устойчивая экономика. В очень хорошем состоянии госфинансы, низкий госдолг, бездефицитный бюджет, очень высок объем золотовалютных резервов.

Но есть и проблемы, которые ставят устойчивость под угрозу.

Это топливная ориентация экспорта. Это низкая по мировым меркам доля инвестиций, идущих на реализацию новых проектов. И это политическая напряженность в отношениях с Западом, которая ограничивает торговлю с другими странами.

— Министр экономики Максим Орешкин уже не раз заявлял, что Россия будет развиваться, опираясь на собственные силы, а возможность мирового спада в государственные программы уже заложена. Это так?

— По большей части, да, федеральный бюджет формируется сейчас исходя из консервативных цен на нефть.

И действует правило, по которому валютные доходы государства, полученные от продажи нефтяного сырья сверх определенной цены, не расходуются, а поступают в Фонд национального благосостояния. На 2019 г. установлена цена в 41,6 долл.

за баррель. Поэтому пока среднегодовая стоимость нефти не опустится ниже этой отметки, никаких угроз для бюджетной сферы не возникнет.

При этом все сценарии развития страны, на которых основаны программы МЭР, на наш взгляд, подразумевают достаточно мягкие внешние условия. Наши прогнозы более жесткие.

Сигналы тревоги

— За какими новостями нужно следить, чтобы понять приближается кризис или отступает?

— Тревожные сигналы — негативная информация об ухудшении дел в США, Китае и ведущих странах Европы. Именно от них зависит спрос на основные экспортные товары России — нефть, газ, уголь.

Позитивные показатели — сообщения о наращивании российского несырьевого экспорта: сельхозпродукции, материалов и оборудования. Важно также хорошее самочувствие нашего банковского сектора. От него зависит нормальная работа всех остальных отраслей.

А опасность введения очередных антироссийских санкций сейчас понизилась и отступила на второй план.

— Как вести себя, чтобы защититься от последствий мировых финансовых катаклизмов?

— Надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Это главная личная политика.

Если вы не уверены в стабильности своих доходов, то рационально позаботиться о создании подушки безопасности в надежной форме.

В какой? Тут трудно дать конкретный совет, который всем подойдет. Лучше ориентироваться на собственный опыт, используя такие инструменты, которые давали результат в прошлые годы. Кризисов в России уже было немало, и многие успели наработать личную антикризисную практику.

Источник: https://news.mail.ru/economics/38544293/

Пугающие прогнозы: Мировой кризис грянет в 2020 году и смоет Россию

Мир ждет глобальный экономический кризис уже в следующем году?

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис 2008–2009.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr.

Doom, точно предсказавший драматические события 2008–2009 годов, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

В 2009-м падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие год-полтора страна вновь окажется в яме — прежде всего из-за снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Российские оптимисты

Вспомним, что в октябре 2018 года премьер Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы.

Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг (особенно в иностранной валюте), а инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность, отметил глава кабмина. Более того, заявил Медведев, впереди новая цель — создание «прочной основы» для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом.

В российской экспертной среде эта позиция обрела своих сторонников. Наша страна с ее международными резервами, превышающими $500 млрд, «пересидит» любой мировой кризис, считает, например, руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, в 2019 и 2020 годах темпы роста ВВП составят явно невысокие 1–2%, однако на этом негатив и заканчивается, говорит он.

«Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один „клик“. Бюджет в профиците. Фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей.

За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. Завершаются масштабные проекты „Газпрома“ — „Северный поток-2“, „Сила Сибири“, „Турецкий поток“.

Инфляция по итогам года составит 4,2%, ключевая ставка ЦБ — 6,75%», — перечисляет эксперт составные элементы «охранной грамоты» для России.

Что касается глобальных рисков, то Разуваев называет два.

Во-первых, это гипотетический вооруженный конфликт на Ближнем Востоке: c одной стороны США, Саудовская Аравия и их союзники, с другой — Иран, также весьма серьезный противник в военном плане.

Исход такого противостояния прогнозировать сложно, но цена нефти легко может превысить $100. Однако Трамп уже заявил, что в отношении Тегерана удовлетворится санкциями.

Во-вторых, это глобальная рецессия, которая обрушит нефтяные котировки и биржевые индексы. Но до президентских выборов в США в ноябре 2020 года обвала, вероятно, не будет: Трампу надо избраться.

По мнению собеседника «МК», существует прямая взаимосвязь между недавним снижением базовой ставки ФРС до 1,75–2% годовых (а по кредитам «овернайт» — до 1,7% годовых) и апокалиптическими прогнозами уже на текущую осень со стороны международных финансовых институтов.

Судя по всему, резюмирует аналитик, не за горами запуск Штатами новой программы количественного смягчения, размеры которой оцениваются в диапазоне $10–15 трлн. Это значит, мировая экономика опять наводнится ничем не обеспеченными долларами.

Ахилессова пята

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию.

Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой.

Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают „короткие“ бумаги.

Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Ахиллесова пята отечественной экономики — ее сырьевой характер. И нет никаких гарантий, что если цены на нефть, газ, металлы резко просядут, правительство не «залезет» в Фонд национального благосостояния (сейчас его объем составляет 8,17 трлн рублей, или $122,8 млрд).

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы. К концу 2008 года объем Резервного фонда достиг 4,9 трлн рублей, но для стабилизации бюджета, пострадавшего от удешевления марки Brent, из него в последующие два года пришлось потратить более 4,6 трлн.

А ведь еще летом 2008 года, напоминает Нечаев, все официальные экономисты, включая тогдашнего вице-премьера Алексея Кудрина, уверяли, что Россия будет островом стабильности в бушующем финансовом море Запада и что нам ничто не грозит.

В итоге падение ключевых макроэкономических показателей оказалось намного более серьезным, чем в Европе, США, Китае: накануне кризиса бюджет имел профицит в 1,8 трлн рублей, а год спустя — дефицит в 2,3 трлн рублей; рост ВВП в 2008-м составил 5,6%, а в 2009-м экономика рухнула на 7,8% (!).

Вместе с ней рухнули и надежды на становление классического среднего класса, на снижение уровня бедности, на рост инвестиций в образование, здравоохранение и человеческий капитал.

С 2013 года реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

«Массовые увольнения и рост цен»

В ближайшие год-два планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: с начала 1960-х в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в семь-десять лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне, что в 2008 году. Капитализация выросла достаточно существенно.

Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан.

Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, из-за которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели.

Чтобы их чем-то заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты.

Но что дальше с этими трубами делать?

Весь мир переходит на альтернативные источники энергии, на экологически чистые возобновляемые ресурсы. Спрос на углеводороды неумолимо снижается, рассуждает собеседник «МК». При этом, по его словам, утверждения властей, что рубль «отвязался от нефти» благодаря бюджетному правилу и цене отсечения в $41,6 за баррель, справедливы не в полной мере.

Конечно, сегодня национальная валюта не так сильно реагирует на колебания на топливном рынке, как раньше, но если цена на нефть надолго упадет ниже $40, рубль уже ничто не спасет. И если мы войдем в рецессию, то застрянем там надолго.

Не стоит переоценивать такие факторы, как низкий госдолг (около 16 трлн рублей) и крупные золотовалютные резервы РФ ($532,6 млрд).

«Да, хорошо, что эта „соломка“ есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Все улетит в тартарары

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства. Это неминуемая девальвация рубля: для сравнения с ноября 2008-го по январь 2009-го его курс ослаб по отношению к доллару на 20%.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Ничего другого, кроме как обрушить рубль ради наполнения скудеющей госказны, наши монетарные власти не придумают. Будут обваливать, как делали это в декабре 2014 года, когда нефть просела за год со $107 до $57. Или как в декабре 2015-го, когда Brent стоил уже $37.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня из-за санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки, как в 2008 году.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия по-прежнему зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы чуть-чуть импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно.

А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани».

Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное.

Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый.

Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

Источник: mk.ru

2019-10-26

Нефть Инфляция Центробанк России Конференции

Подписаться на banki24 в Яндекс Дзен

Источник: https://banki24.by/news/3724-pugayushchie-prognozy-mirovoy-krizis

Мир ждет глобальный экономический кризис уже в следующем году?

Мир ждет глобальный экономический кризис уже в следующем году?

По прогнозам ряда аналитиков, мир ждет новый глобальный экономический кризис. Времени до его начала остается совсем немного. Это может случиться уже в 2020 году.

причина нового кризиса

Главной причиной очередного кризиса называют время. Как утверждает главный экономист АССА Майкл Тейлер, слишком долго в экономике Америки все было хорошо. Почти десять лет продолжается ее рост. Такой результат – самый длительный за последние 150 лет.

Согласно теории среднесрочных экономических циклов, в мире раз в 7–10 лет случаются кризисы. При этом происходит едва не катастрофическое падение фондовых рынков.

Такой рынок в Соединенных Штатах растет не только в течение слишком длительного времени, но и темпы его роста слишком велики.

Глава люксембургского офиса консалтинговой компании KRK Group Никита Рябинин напоминает, что индекс S&P достиг исторического максимума. Начиная с 2009 года, он увеличился вчетверо.

Анализ ситуации позволяет прийти к выводу, что уже в недалеком будущем следует ожидать основательной его коррекции. Сейчас существует тенденция, при которой инвесторы предпочитают вкладывать капиталы не в ценные бумаги, а в золото.

Оценивая ситуацию, управляющий директор ИК «Алго Капитал» Михаил Ханов подчеркивает, что мир привык к тому, что регулярно, раз в десятилетие происходит экономический кризис.

Сегодняшние разговоры о том, что он должен начаться, во многом основаны на подсознательном ожидании завершения очередного десятилетия.

Кстати, как напоминает Ханов, «в России помимо кризиса 2008 года случился и достаточно острый кризис 1998 года».

Примеров того, что экономисты следят за происходящими в экономике событиями, достаточно много. Они стараются найти в ней признаки того, что приближается обвал. Выясняется, что такие признаки есть, к тому же, их довольно много.

Аннушка уже разлила масло

Как следует из предположения генерального директора компании «Иволга Капитал» Андрея Хохрина, кризис, который ждут, будет отличаться от предыдущих тем, что его основой станет перегрев экономики.

То, что он приближается, подтверждается рекордными показателями капиталоемкости ВВП. Данный индикатор разработал Институт стратегического анализа ФБК.

Он характеризует отношение совокупной капитализации национальных компаний к объему номинального ВВП.

Директор института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев комментирует, что такой показатель рассчитывается на основе предположения о существовании некоего порогового уровня. Когда он превышен, происходит падение финансовых рынков.

В качестве примера Николаев приводит ситуацию с предыдущим рынком 2008–2009 годов. Перед его началом в 2007 году показатель капиталоемкости мирового ВВП оказался выше 115%. В США он приблизился к 140%.

В 2018 году мировой показатель составлял 93%, американский – 148%.

Говоря о тревожных ожиданиях, Майкл Тейлор напоминает о внешнем долге многих стран, поднявшемся до уровня ВВП и превысившем его. Особо напряжена ситуация в США.

Госдолг этой страны достиг 22 триллионов долларов, что составляет 80% ВВП. По мнению Тейлора, госдолг США – то, что делает кризис неотвратимым.

К тому же американский долг (по отношению к ВВП) продолжает увеличиваться и стремиться к отметке 1946 года, признанной максимальной.

Давая свои комментарии развитию ситуации, ведущий аналитик QBF Олег Богданов подчеркивает, капитализация и госдолг растут. По его мнению, мир уже находится в кризисе.

Об этом свидетельствуют многие факторы. Среди них падение глобального промышленного индекса PMI ниже 50 пунктов, что является критической чертой. К тому же существуют условия для дальнейшего падения.

Речь идет о глобальной дефляции.

Богданов напоминает о том, что в развитых странах присутствует нулевая инфляция, или же ее максимальный уровень доходит только до 2%. Причина – низкий уровень потребительского спроса. Более того, присутствует его тенденция, направленная к деградации. Среди причин – закредитованность населения и обеднение молодого поколения.

О том, что бедность молодых поколений является серьезной и болезненной проблемой, говорит и Майкл Тейлор. Он приводит следующий пример. После кризиса 2008–2009 годов в США было создано более 21 миллиона рабочих мест. Это снизило уровень безработицы, однако одновременно зарплаты увеличились очень мало.

Торговая война и экономика Китая

На экономике Соединенных Штатов сказывается и торговая война между Вашингтоном и Пекином. Ее развязал президент Дональд Трамп из желания поддержать американских производителей. Дело в том, что из-за падения доходов американцы предпочитают покупать импортные товары, поскольку они дешевле.

Между тем торговля между США и Китаем продолжает осложняться. Она отрицательно сказывается на экономиках обеих стран, при этом нарушает логистические цепи, которые сформировались в течение последних десятилетий в значительном количестве отраслей.

Это подчеркивает аналитик платформы CryptoEYE от Zichain Арсений Бессмертных.

Источник: https://promdevelop.ru/mir-zhdet-globalnyj-ekonomicheskij-krizis-uzhe-v-sleduyushhem-godu/

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Мир ждет глобальный экономический кризис уже в следующем году?

В конце августа S&P 500 и NASDAQ достигли исторически максимальных показателей на закрытии торгов на фондовом рынке США, причем NASDAQ впервые преодолел отметку в 8 тыс. пунктов.

Гадание на гуще

15 сентября исполнилось 10 лет с глобального кризиса 2008 года, который по масштабам часто сравнивали с Великой депрессией 1930-х годов.

В конце мая миллиардер Джордж Сорос спрогнозировал, что в ближайшее время на фоне бегства капиталов с развивающихся рынков и роста курса доллара может начаться новая волна крупного кризиса. По мнению бизнесмена, кризис больше всего ударит по Европейскому союзу. «Все, что могло пойти не так, пошло не так», — цитировало Сороса агентство Bloomberg.

Вполне возможно, что миллиардер не ошибся в своих прогнозах, многие эксперты сходятся на том, что предпосылки к кризису есть. Например, Константин Балабушко, генеральный директор Sky Bond Group, указывает, что высокие индексы NASDA вызывают настороженность.

«Трудно сказать, когда именно произойдет разворот рынка, по моей субъективной оценке, это может занять еще 2-3 года. Несмотря на повышение процентных ставок Федеральной резервной системы, рынок США растет. Трудности, скорее всего, начнутся в развивающихся странах.

Если объявят дефолт, это может вызвать цепную реакцию и привести к переходу инвесторов из длинных облигаций и акций в краткосрочные. Тогда доходность по однолетним бондам начнет падать, и спред между 10-летними и однолетними бумагами придет в норму.

Широкий рынок может сильно просесть, особенную настороженность вызывает индекс высокотехнологичных компаний NASDAQ, который показывает экспоненциальный рост, в этом секторе надо быть особенно осторожными либо использовать опционы в качестве хеджа», — рассказал он.

Роман Ткачук, старший аналитик «Альпари», также считает, что кризис в ближайшие годы вполне вероятен.

«Ряд факторов свидетельствуют о том, что в ближайшие годы мировой финансовый кризис вполне вероятен — пузыри на американском фондовом рынке, рынке недвижимости и кредитов Китая, геополитическая напряженность в мире, постепенное сворачивание стимулирующих программ центробанков. Кроме того, есть и магия цифр — предыдущие финансовые кризисы случились в 1998 и 2008 годах», — объясняет Роман Ткачук.

Эксперт отмечает, что, как 10 и 20 лет назад, в 2018 году причиной финансового кризиса может стать повышение процентной ставки ФРС США. Этот процесс приведет к перетоку финансовых средств из рисковых активов (фондовых, товарных рынков и развивающихся рынков) в безрисковые. К примеру, в 1998 году проблемы возникли в странах ЮВАО, а в 2008 году — на американском рынке ипотеки.

«Новый кризис может быть вполне сопоставим по масштабам с кризисом 2008 года. Но детальнее уже сложно прогнозировать — это гадание на кофейной гуще», — шутит эксперт Константин Балабушко.

Кто еще попадет под удар

Кризис всегда ударяет первым делом по самым слабым.

Ткачук указывает, что сейчас такими «дырами» являются рынки развивающихся стран, в первую очередь — Турции и Аргентины, которые наряду с другими развивающимися странами взяли множество валютных кредитов.

Сейчас на фоне оттока средств и ослабления национальных валют они могут столкнуться с финансовыми проблемами. Это может повлечь выход инвесторов из всех рискованных активов, тогда по цепной реакции могут быть задеты многие рынки.

«Еще одна потенциальная угроза — рынок недвижимости и кредитный рынок Гонконга, на которых надуты пузыри. Если эти пузыри лопнут, то кризис может перекинутся на Китай, а оттуда — на весь мир», — считает эксперт.

Константин Балабушко при этом указывает, что Россия находится в гораздо более выгодном положении и кризис точно не затронет ее в первую очередь.

По сравнению с той же Турцией страна обладает гораздо более значительными резервами, а также имеет одну из самых низких долговых нагрузок в мире.

Для сравнения: долг России составляет 12,34% от ВВП, долг Турции — 54,8%, а ее золотовалютные резервы в 5 раз меньше, чем у России.

«Рост ставок ФРС больше давит на страны, у которых высокая долговая нагрузка, у России такой проблемы нет, но и роста тоже нет. То есть наше состояние экономики — это стабильная стагнация, рост ВВП 1% в год, в то время как Турция — это плохой рост ВВП около 4%», — считает Константин Балабушко.

При этом он указывает, что российские экспортеры даже при очень плохом сценарии и наступлении гиперинфляции могут выиграть, потому что получают доходы в валюте, а расходы несут в рублях.

Что делать

Для того чтобы не остаться в минусе во время предполагаемого кризиса, эксперты советуют не концентрировать свои активы в России. По мнению Балабушко, есть три выхода: выйти в кэш (но не в российском банке), купить облигации с рейтингом не ниже BBB с погашением к 2021 году или продукты с защитой капитала в 100% от 3 лет.

«В первом случае я бы сразу рекомендовал открывать запасной аэродром за границей и не концентрировать капитал внутри страны.

Если завтра вас заставят конвертировать ваши доллары в рубли, тогда будет ли кэш защитным инструментом? Во втором случае, при покупке облигаций с рейтингом не ниже BBB, вы продолжите получать купоны, а ближе к дате погашения не только будете при своих деньгах, но и заработаете немного сверху.

При этом сценарии можно рассчитывать на доходность 3,5-4% USD годовых до 2020-21 года. В третьем случае идея строится на том, вы собираете «структуру»: 90% у вас на депозите, а 10% на покупку опциона. Опцион — это право инвестора купить актив по заранее определенной цене.

То есть если рынок продолжает расти, то вы получаете доход в конце срока такой структуры. Если рынок падает, то по истечении 3-4 лет вы получаете тело инвестиций. Так вы заработаете при любом раскладе», — советует он.

Аналитик «Альпари» Роман Ткачук советует уходить в валюту.

Облигации, по его мнению, надежным инструментом не станут: «Инвестору следует помнить, что на фондовом рынке в кризисные времена не бывает защитных активов, включая даже такие, как золото и облигации.

В связи с чем самым надежным способом будет фиксация всех рисковых активов и выход в корзину валют, состоящую из американского доллара и евро».

Вадим Меркулов, аналитик ИК «Фридом Финанс», обращает внимание, что сейчас американский рынок торгует с небольшим дисконтом из-за рисков торговой войны между США и Китаем, поэтому инвесторам, по его мнению, стоит держать свои вложения на американском рынке: «Инвестиции в американский рынок позволят россиянам уберечься от скачка валюты и неожиданных инфляционных рисков рубля. В случае приближающегося кризиса не рекомендую инвесторам использовать кредитное плечо. Продавая свои собственные активы, начинающие инвесторы даже с учетом паники успеют продать свои активы и при этом не потеряют очень много. Также советую торговать только ликвидными инструментами — доходность там ниже, однако инвестор в случае паники сможет их продать по более выгодной цене по сравнению с неликвидными акциями».

Начинающим инвесторам он, как и Балабушко, советует обратить внимание на хеджирование своей позиции. «Хедж — это страховка от падения, если у вас все акции куплены на рост. В этом случае начинающий инвестор может взять пут-опционы на SPDR S&P 500 ETF (SPY).

SPY — это фонд, который копирует движения индекса S&P 500. В результате если начнется кризис, SPY будет падать, а пут-опционы будут расти в цене, что компенсирует часть падения.

Такая страховка будет стоить инвестору примерно от 1% до 5%», — указывает Вадим Меркулов.

Кризис не сегодня

Аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов видит основными катализаторами мировых финансовых волнений напряженность в торговых отношениях между США и Китаем и корпоративные долги американских компаний. Но о мировом кризисе, по мнению эксперта, говорить пока рано.

«Вполне вероятно, что после летнего роста и коррекции осень 2018 года заокеанские биржевые индикаторы могут завершить на мажорной ноте и даже установить исторические максимумы.

А вот уже в 2019 году, когда эффект от налоговой реформы Трампа будет сходить на нет и ставка американского регулятора приблизится к трехпроцентной отметке ВВП, США рискует потерять порядка 0,5%, что может вызвать разговоры о грядущей рецессии и спровоцировать обвал на мировых биржах», — думает он.

Вадим Меркулов в приближающийся мировой кризис и вовсе не верит: «Экономика сейчас в отличном состоянии: рост ВВП составил 4,2%, инфляция 2,7%, безработица 3,9%, рост зарплат 2,9% и т.д.

, следовательно, сейчас очень плохой базис для начала кризиса.

Конечно, нельзя исключать сценарий черного лебедя, когда финансовый кризис наступит резко и неожиданно, но можно с уверенностью сказать, что хорошие макроэкономические показатели смягчат глобальный финансовый кризис».

Он согласен с Дроздовым в том, что опасаться стоит нестабильности в росте американской экономики в конце 2019 года, которая будет вызвана протекционистской политикой Дональда Трампа и торговой войной с США. А это в дальнейшем может привести к кризису, хотя сейчас, по его мнению, никаких предпосылок для этого нет.  

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2018/09/17/Peregretij_rinok__Kogda_n

В 2020 году мир накроет новый глобальный суперкризис

Мир ждет глобальный экономический кризис уже в следующем году?

МОСКВА, 24 сен — РИА Новости, Наталья Дембинская. В 2020-м мир столкнется с экономическими потрясениями, которые в американском инвестбанке JPMorganChase назвали «суперкризис». Аналитики предсказывают массовые беспорядки и перебои с продовольствием. На чем основывается столь мрачный прогноз и какова вероятность, что он сбудется, — в материале РИА Новости.

«Юбилейные» подсчеты

Десять лет назад крах крупнейшего инвестбанка мира Lehman Brothers спровоцировал мировой финансовый кризис, вылившийся в многолетнюю рецессию. С тех пор финансисты строят различные модели, пытаясь спрогнозировать сроки и оценить масштаб следующего глобального краха, а также определить цикличность повторения таких событий в экономике. 

Как рассчитали в JPMorgan Chase, опираясь на собственную модель, коллапса следует ожидать уже в 2020 году. Учитывались такие показатели, как продолжительность экономического роста и последующего спада, соотношение собственных и заемных средств у крупнейших компаний, стоимость активов, а также уровни дерегулирования и финансовых инноваций. 

Аналитики банка напоминают, что во время глобального кризиса 2007–2008 годов фондовый индекс S&P 500 упал на 54% от пиковых значений.

Грядущий обвал фондового рынка, как предполагается, будет не столь масштабным, поскольку стоимость активов в развивающихся странах сейчас гораздо ниже, чем в 2008 году.

Пассивные инвесторы и кризис ликвидности

Как объясняет инвестиционный стратег JP Morgan Chase Марко Коланович, сбои на фондовом рынке возникнут из-за обилия индексных, биржевых и других пассивно управляемых фондов, а также компьютеризированных торговых стратегий. Поскольку активных инвесторов не хватает, даже сильно подешевевшие активы будет некому покупать. 

В JPMorgan указывают, что ликвидность на фондовом рынке США остается примерно на две трети ниже докризисного уровня. На рынках с фиксированным доходом ликвидность ухудшилась, потому что банки играют меньшую роль в качестве маркет-мейкеров. 

«Рыночные события, начавшиеся в 2008 году, привели к серьезному нарушению ликвидности, что может стать ключевой особенностью следующего кризиса», — уточняют аналитики банка.

Снижение рыночной ликвидности наряду с ростом пассивных инвестиций ослабляет способность рынка предотвращать крупные просадки в случае увеличения волатильности, отмечают авторы доклада финансового холдинга.

К рискам аналитики относят и изменение структуры рынка ипотечных кредитов в США: доля небанковских ипотечных кредитов выросла до 80% рынка (до кризиса на них приходилось менее 20%).

Небанковские кредиторы обычно менее капитализированы, чем банки, а кроме того, нет четкого механизма для определения того, кто может взять на себя роль обслуживания небанковских услуг, если такие кредиторы выйдут из бизнеса.

Рост процентных ставок и торговые войны

Как скоро ждать «начала конца»? Как рассказал Коланович в интервью американскому телеканалу CNBC, вероятность кризиса во второй половине 2019 года оценивается как достаточно низкая.

Во многом динамика его развития будет определяться, в частности, скоростью повышения процентных ставок ФРС США.

Что же касается торговой войны с Китаем, она может как приблизить, так и отсрочить кризис, считает аналитик.

О том, что рост процентных ставок в США способен стать триггером нового кризиса, ранее указывали и в Bank of America Merrill Lynch. Весь 2018 год инвесторы продают бумаги формирующихся рынков. Причина — рост процентных ставок ФРС, способствующий укреплению доллара.

Нынешняя ситуация, по мнению аналитиков банка, очень напоминает ту, что сложилась два десятилетия назад, когда инвесторы массово выходили из рискованных долговых обязательств развивающихся экономик.

Протекционистскую политику Вашингтона в Bank of America рассматривают как еще одну значимую угрозу мировой экономической стабильности. Торговые войны наносят колоссальный урон международной торговле, сказываясь на ценах и доступности продукции в цепочках поставок, что больно бьет по глобальной экономике.

Особенно пострадают системы поставок питания на мировой рынок, предупреждают  в Международном исследовательском институте по разработке продовольственной политики (IFPRI). Как отмечают исследователи в своем майском докладе, торговые войны подрывают  ключевые основы продовольственной безопасности — наличие, доступ, использование и стабильность поставок. 

«Ограничения в итоге выльются в повышение цен для потребителей и затруднят доступ на рынки для производителей в развивающихся странах, что окажет на продовольственную безопасность дополнительное давление», — констатируют в IFPRI.

Наконец, известный американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс отмечает и то, что нынешний стремительный подъем экономики США и европейских стран может обернуться грандиозным биржевым крахом, подобным тому, что произошел в 1929 году, и тогда длительная рецессия во всем мире неизбежна.

Социальные потрясения

Особо в JPMorgan Chase предупреждают, что в отличие от кризиса десятилетней давности последствием нового станут масштабные социальные волнения, в частности в США. Такого не было уже полвека — с 1968 года. 

По мнению Колановича, этому напрямую поспособствует интернет и социальные медиа, где формируются различные группы, а политические события, такие как выборы в США и Brexit, лишь подольют масла в огонь. 

Аналитики отмечают, что если центральные банки сумеют предотвратить резкое снижение стоимости активов, то, вероятно, ситуация будет не столь драматичной. В противном случае впереди депрессия, беспорядки и другие «намного более разрушительные изменения».

24 сентября 2018, 14:19

Потеряли берега

Источник: https://ria.ru/20180924/1529109591.html

alexman: Финансовый апокалипсис. Экономисты ожидают кризис в 2020 году

Мир ждет глобальный экономический кризис уже в следующем году?

Последний экономический кризис, затронувший весь мир, разразился в 2008 году, когда о банкротстве объявил инвестиционный банк Lehman Brothers, что вызвало панику на глобальных фондовых рынках. Экономика циклична, и многие экономисты ждут нового кризиса уже в следующем году. АиФ.ru собрал их прогнозы.

Инвестиционный банк JP Morgan Chase

О наступлении кризиса в следующем году инвестбанкиры из JP Morgan Chase предупредили еще в прошлом году. В своем исследовании эксперты говорят о «суперкризисе», который будет сопровождаться массовыми беспорядками и перебоями с поставками продовольствия.

Готовя свой прогноз, специалисты оценивали такие показатели, как продолжительность роста мировой экономики и последующего спада, соотношение собственных и заемных денег у корпораций, ситуацию с финансовыми инновациями и стоимостью активов.

Как заметили аналитики Джон Норманд и Федерико Маникарди, во время кризиса 2008 года индекс S&P500 упал на 54% от пиковых значений. Следующий кризис будет не таким обвальным для фондовых площадок, потому что стоимость активов развивающихся стран уже понизилась. Как долго продлился кризис, эксперты сказать затрудняются.

Нуриэль Рубини, экономист

Экономист Нуриэль Рубини, предсказавший финансовый коллапс 2008 года, о рисках нового кризиса тоже заговорил в прошлом году.

По его словам, за десять лет в мире стало еще больше долгов, а вот инструментов для борьбы с кризисом у правительств, напротив, поубавилось.

Если в 2008 году мировые центральные банки могли поддержать национальные экономики запуском печатного станка, то теперь такой способ не годится — регуляторы и так выкупили слишком много активов у банков.

Андрей Макаров, глава комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам

О наступлении экономического кризиса на днях предупредил депутат Госдумы России Андрей Макаров. И бороться с ним наша страна будет в одиночку, предупредил парламентарий.

«Если раньше действовали такие механизмы, как ВТО (Всемирная торговая организация — прим. ред.) и международное право, то сегодня эти механизмы деформированы, а международное право сведено на нет. Поэтому каждая страна будет выживать в одиночку», — цитирует Макарова «Парламентская газета».

По его словам, денежно-кредитная политика не обеспечивает рост ВВП, а может только предотвратить экономический коллапс. «Есть два главных драйвера экономического роста — рост инвестиций и потребительского спроса», — отметил депутат. А вопрос с ростом реальных располагаемых доходов россиян и улучшения инвестиционного климата должным образом не обсуждается, добавил он.

В своем «рисковом» сценарии для национальной экономики Центральный банк России закладывает обвал нефтяных котировок до 20-25 долларов за баррель. Начаться кризис может уже в первом квартале следующего года.

«Из-за торговых войн глобальная экономика скатывается в выраженную цикличную рецессию, которая сопровождается значительным усилением волатильности на рынках и сокращением спроса на энергоносители», — отметили в ЦБР.

Снижение спроса на «черное золото» вместе с ее бесконтрольным производством (в первую очередь речь о добыче сланцевых углеводородов в Америке) приведет к резкому падению стоимости барреля.

Герман Греф, глава Сбербанка

Практически одновременно с Центральным банком заявление о кризисе сделал глава Сбербанка Герман Греф. По его словам, если нефтяные котировки опустятся ниже 40 долларов за баррель, Россию ждет «сырьевой шок».

Банкир скептически относится к заявлениям о готовности к кризису, потому что в нашей стране часто готовятся «ко вчерашнему кризису». «Если мы ко вчерашнему кризису будем готовиться, мы упустим завтрашний», — приводит слова Грефа ТАСС.

Кристалина Георгиева, глава Международного валютного фонда

Чуть больше месяца назад Международный валютный фонд (МВФ) возглавила Кристалина Георгиева. В своей программной речи новая руководительница МВФ заявила о рекордном замедлении мировой экономики. Это тоже может быть признаком надвигающегося кризиса.

«Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса», — цитирует Георгиеву РИА «Новости».

По ее словам, угрозу мировой экономике представляют торговые войны: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Лоуренс Саммерс, министр финансов США

Торговой войной с Китаем обеспокоен и министр финансов США Лоуренс Саммерс. «Мы вполне можем оказаться в самом опасном финансовом моменте со времен финансового кризиса 2009 года на фоне текущей обстановки в отношениях США и Китая», — написал глава американского Минфина в социальных сетях.

Напомним, торговые распри между Вашингтоном и Пекином разразились в прошлом году — все началось с того, что Штаты ввели 25% на импорт из КНР на 250 миллиардов долларов.

овое агентство АКРА

А эксперты рейтингового агентства АКРА допускают, что мировой кризис начнется уже в конце этого года. На то есть причины — опять же повышение таможенных пошлин США и Китаем, замедление роста мировой торговли и еще угроза сжатия товарообмена Америки с Мексикой и другими государствами.

Тяжелее всего, по прогнозам АКРА, после наступления спада придется странам с узкой специализацией. Рост мировой экономики замедлится до 1,3%.

https://aif.ru/money/economy/f…

Источник: https://cont.ws/post/1512734

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.