Регулирование операций с криптовалютами на международном уровне

Содержание

Юридические аспекты операций с криптовалютами для резидентов РФ

Регулирование операций с криптовалютами на международном уровне

Да, являются.

Список объектов гражданских прав указан в ст. 128 ГК РФ:

“К объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага”

Как видно из текста закона, этот список не исключительный, и туда входят любые имущественные права, результаты работ и оказание услуг, и даже нематериальные блага (пример: «вы мне споете, а я вам станцую» — это обмен нематериальными благами)

Часто встречаемые высказывания о том, что де «нет определения криптовалюты в законодательстве РФ и поэтому операции с ними незаконны» — неграмотны.

В законодательстве в принципе не должно, и не может содержаться определение всех возможных предметов и явлений окружающей действительности, кроме случаев когда определенная деятельность или операции с определенными объектами требуют специального регулирования или запрещения.

Таким образом, отсутствие определения в законодательстве как раз свидетельствует о том, что законодатель не счел нужным вводить специальное регулирование или запрещение соответствующих операций.

Скажем в законодательстве РФ не содержится понятий “гусь” или “рассказывание сказок”, но это ни в коей мере не означает что продажа гусей или рассказывание сказок за деньги незаконны на территории РФ

По своей природе получение или передача криптовалюты — это внесение записи в распределенный реестр данных, и в этом смысле она аналогична покупке и продаже доменного имени, которое тоже есть ничто иное как запись в распределенном реестре данных. При этом доменное имя имеет устоявшуюся практику использования, и даже судебную практику по рассмотрению споров о принадлежности доменного имени.

См. также: Анализ судебной практики по вопросам криптовалют в России // RTM Group.

Являются ли криптовалюты “денежным суррогатом”

Нет, не являются.

Понятие “денежный суррогат”, используется только в ст. 27 гл. VI “Организация наличного денежного обращения” Федерального закона от 10.07.

2002 N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» И как явствует из названия этой главы относится к сфере наличного денежного обращения, то есть запрещает придание функций наличных денег чему-либо кроме рублей РФ, выпускаемых Банком России.

Об этом свидетельствует и правоприменительная практика в РФ. Так, известное “дело о колионах” (гражданское дело по иску Егорьевской городской прокуратуры к гражданину М. Ю.

Шляпникову о признании незаконным использования изготовленных им денежных суррогатов «колионов», в котором Егорьевский городской суд Московской области признал наличие выпуска “денежных суррогатов” касалось именно наличных “колионов” После чего Шляпников выпустил безналичные колионы на блокчейне Emercoin, и прокуратура как видно уже не возражает против этого.

Примечание: Следует учесть что правоприменительная практика в РФ векселя, жетоны метро, фишки в казино, золото также не относит к “денежным суррогатам”

Позиция ЦБ РФ

Пресс-служба ЦБ РФ выпустила несколько информационных сообщений
связанных с криптовалютой:

1) «Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности, Биткойн», 27 января 2014 года,

2) «Об использовании частных «виртуальных валют» (криптовалют)», 4 сентября 2017 года,

В отношении которых можно утверждать следующее:

Данные документы изданы пресс-службой, никем не подписаны, не зарегистрированы, и юридически не могут считаться чем-то имеющим какое-то нормативное значение или чем-то применимым при толковании законодательства (см. ст. 7 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ), что очевидно должно толковаться как отсутствие нормативной позиции ЦБ РФ по данному вопросу.

Несмотря на вышеуказанное, тексты вышеупомянутых сообщений пресс-службы:

а) не содержат прямого утверждения что криптовалюты являются денежным суррогатом,

б) не содержат утверждения о том, что операции с криптовалютой запрещены в РФ

в) не содержат утверждения о том, что банки и небанковские кредитные организации не должны обслуживать операции в которых используются криптовалюты

См. также: Мнение: ЦБ РФ значительно смягчил свою позицию в отношении криптовалют*

То есть, если смоделировать ситуацию в которой банк хотел бы отказать клиенту в проведении платежа по контракту, предусматривающему платную передачу криптовалюты, а клиент настаивал бы на проведении платежа, то вышеуказанные сообщения пресс-службы не являлись бы достаточными чтобы обосновать юридическую позицию банка, и тем более чтобы защитить банк от возможного иска о взыскании убытков связанных с безосновательным отказом клиенту в проведении банковской операции.

Разрешены ли физическим и юридическим лицам резидентам РФ операции с криптовалютами

Да, разрешены.

Основным официальным документом по данному вопросу является Письмо Минфина РФ и ФНС РФ от 3 октября 2016 г. N ОА-18-17/1027* (текст есть также на http://miningclub.info/threads/fns-i-kriptovaljuty-oficialnye-otvety.1007/), в котором указано :

«запрета на проведение российскими гражданами и организациями операций с использованием криптовалюты законодательство Российской Федерации не содержит»

Предприятия, банки и небанковские кредитные организации не имеют ни оснований ни полномочий отвергать официальную позицию Минфина РФ и ФНС РФ по данному вопросу.

См. также: Письма Минфина и ФНС: точка зрения или закон?

Являются ли криптовалюты “иностранной валютой”

В соответствии с положениями Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (ст. Статья 1.

Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе) биткойн, эфир т.п.

не являются иностранной валютой, соответственно на расчеты в этих условных единицах не распространяются ограничения предусмотренные для использования расчетов в иностранной валюте.

Это подтверждается и Письмом Минфина РФ и ФНС РФ от 3 октября 2016 г. N ОА-18-17/1027:
“существующая система валютного контроля не предусматривает получение органами валютного контроля (Банк России, ФНС России, ФТС России) и агентами валютного контроля (уполномоченные банки и не являющиеся уполномоченными банками профессиональные участники рынка ценных бумаг) от резидентов и нерезидентов информации об операциях купли-продажи криптовалют”

Таким образом криптовалюты не являются “иностранной валютой” в смысле действующего законодательства РФ и операции с ними не связаны с соответствующими ограничениями и регулированием. Это означает однако что такие операции являются по общему правилу объектом налогообложения НДС.

Как отражать криптовалюту в бухгалтерском учете

Криптовалюта не подпадает под определение “нематериальный актив” согласно Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов»(ПБУ 14/2007))

Так как для того чтобы признаваться нематериальным активом объект должен отвечать следующим требованиям (пп. “г”, “д” п. 3 раздела I. ПБУ 14/2007):

«г) объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока полезного использования, продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;
д) организацией не предполагается продажа объекта в течение 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;»

Учитывать в бухгалтерском учете криптовалюту можно как финансовые вложения по ПБУ 19/02 “Учет финансовых вложений”

По ПБУ 19.02:

“К финансовым вложениям организации относятся: государственные и муниципальные ценные бумаги, ценные бумаги других организаций, в том числе долговые ценные бумаги, в которых дата и стоимость погашения определена (облигации, векселя); вклады в уставные (складочные) капиталы других организаций (в том числе дочерних и зависимых хозяйственных обществ); предоставленные другим организациям займы, депозитные вклады в кредитных организациях, дебиторская задолженность, приобретенная на основании уступки права требования, и пр.”

В данном случае список не исчерпывающий, и термин “пр.” (прочее) может включать в себя также и криптовалюту. При этом криптовалюты в чистом виде (эфир, биткойн) конечно не является ценными бумагами (однако прочие токены на блокчейне могут являться таковыми в некоторых случаях)

Соответственно, отображать криптовалюту в бухгалтерском учете предлагается на счету 58 «Финансовые вложения» (Приказ Минфина РФ от 31.10.2000 N 94н «Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению») Можно для этого завести специальный субcчет или субсчета 58 счета.

Т.е. при покупке криптовалюты (биткойн, эфир) за иностранную валюту кредитуем 52 “Валютные счета”, дебитуем 58 «Финансовые вложения».
При продаже крипты за рубли РФ соотвественно дебитуем Счет 51 «Расчетные счета» (если за валюту — 52 “Валютные счета”, если за наличные рубли — 50 “Касса”), и кредитуем 58 «Финансовые вложения»

Общественно-политические аспекты, и рекомендации по внедрению

Предполагается что первоначальные операции с криптовалютой нужно проводить в небольших суммах, и, возможно, не с биткойн, который иногда фигурирует в частных высказываниях официальных лиц, а с эфиром, который не только не фигурирует в таких высказываниях в негативном контексте, но напротив имеет свидетельства косвенного одобрения со стороны высшего руководства РФ. Основатель проекта Ethereum Виталик Бутерин, принимал участие в работе Петербургского экономического форума (ПМЭФ) вместе с высшими должностными лицами РФ, и также его принимал Президент РФ, что конечно не могло иметь место если бы не имело место благосклонное отношение руководства РФ к проекту Ethereum.

К тому же можно предполагать что в долгосрочной перспективе эфир имеет больший потенциал роста с расширением использования смарт-контрактов на платформе Ethereum.

Также нужно учесть что в отличие от биткойна эфир имеет утилитарное использование в качестве “топлива” (gas) при деплое и исполнении смарт-контрактов на платформе Ethereum, и в таком качестве является необходимым для организаций занимающихся разработкой и/или изучением смарт-контрактов на блокчейне.

К тому же обмен одной криптовалюты на другую, например eth на btc доступен в автоматическом режиме на платформах типа shapeshift.io

Прямое приобретение криптовалюты за иностранную валюту

В этом случае между нерезидентом (например, оффшорной компанией) и резидентом РФ заключается договор о том что резидент РФ перечисляет нерезиденту денежные средства в долларах США или в евро, а нерезедент обеспечивает внесение записей в распределенный реестр Ethereum о переводе на указанный в договоре адрес на в сети Ethereum, принадлежащий юридическому или физическому лицу — резиденту РФ указанного в договоре количества эфира или биткойнов.

Возможным вариантом также является использование для расчетов переводного аккредитива. Банк раскрывает аккредитив в пользу оффшорной компании по факту зачисления на указанный в договоре адрес в сети Ethereum или Bitcoin указанного в договоре количества криптовалюты, а оффшорная компания переводит платеж по поставщикам криптовалюты.

Передача средств в доверительное управление в оффшорный фонд, который осуществляет в интересах клиента финансовые вложения, в том числе в криптовалюты, в интересах клиента

В этом случае формально криптовалютой владеет оффшорный инвестиционный фонд, долю в котором приобретает компания — резидент РФ. При этом может быть построена схема в которой компания — резидент РФ получает также приватный ключ и пароль для управления счетом на Ethereum, или иным путем получает возможность в любой момент “обналичить” (т.е.

забрать в виде криптовалюты) свою долю в фонде.

В этом варианте возможно упрощается для банка (или небанковской кредитной организации) проведение платежа клиента, так так платеж по договору осуществляется не за криптовалюту, а за долю в инвестиционном фонде (что более привычно для банков), при этом в договоре может фигурировать название инвестиционного фонда, а не криптовалюты напрямую, и отсылка к условиям его функционирования.

В бухгалтерском учете так же как было показано выше, юридическое лицо отражает свои вложения на 58 «Финансовые вложения», и при конвертировании вклада в криптовалюту, можно просто переводить на другой субсчет 58 счета.

Источник: https://habr.com/post/344894/

Правовое регулирование криптовалюты в России и в мире

Регулирование операций с криптовалютами на международном уровне

В большинстве стран мира на повестке дня стоит вопрос государственного контроля криптовалютного рынка. В некоторых странах цифровая валюта легализована, в других — под запретом, но многие еще не определились со статусом виртуальных платежных средств. Редакция TradeHow проанализировала правовое регулирование криптовалюты в России и мире и разъяснит тонкости и нюансы.

Почему возникла необходимость правового регулирования крипторынка

Когда в 2009 г. криптовалюта только появилась, рынок цифровых денег напоминал баловство «кучки» гиков, зацикленных на виртуализации всех аспектов повседневной жизни. Но он стал на удивление стремительно развиваться, и уже через 2-3 года «цифровая наличность» стала оказывать серьезное влияние на мировую экономику.

Возник вопрос законодательного регулирования оборота цифровых активов. Проблема обострилась в начале 10-х гг. Первыми меры контроля за криптовалютами стали принимать страны, где они активно использовались:

  • США;
  • Канада;
  • Япония;
  • Китай;
  • ФРГ и Евросоюз.

Причинами необходимости правового регулирования виртуальных платежных средств стали:

  • Стремительный рост крипторынка. В 2013 г. суммарная капитализация цифровых денег превысила 15 млрд долларов. В 2017 г. оборот крипты превысил 1 триллион USD. На сентябрь 2018 г. капитализация немного меньше (≈ 190 млрд $).
  • Возрастающее значение криптоденег. Огромное количество способов заработать, потратить и обналичить цифровые монеты позволили им прочно войти в повседневную жизнь многих людей.
  • Невозможность точного подсчета объема криптовалют оказывало давление на экономику.
  • Отсутствие налогообложения приводит к многомиллионным потерям в бюджетах стран.
  • Децентрализация криптовалют позволяет преступному элементу общества анонимно и безнаказанно вести незаконную деятельность. Наркодилеры, торговцы оружием и крадеными вещами стали активно использовать виртуальные деньги, поскольку отправителя и получателя денег невозможно отследить.
  • Увеличение количества незаконных предпринимателей, которые строили бизнес без регистрации в налоговых органах.

Эти причины привели к необходимости государственного вмешательства в криптоиндустрию.

Мировой опыт

Существует два основных направления политики регулирования криптовалют:

  • полный запрет на использование виртуальных активов;
  • легализация цифровых денег.

Но большинство государств еще не определились, как относится к новому типу платежных средств. Криптовалюты в них не запрещены, но и разрешения тоже нет. В некоторых странах стремятся комбинировать оба направления, строя политику регулирования, частично легализуя использование криптовалют. Но полной свободы хождения виртуальных денег не предусматривается.

США

Криптовалюта в Соединенных Штатах стала быстро набирать обороты с момента появления. Здесь сосредоточено около четверти виртуальных активов мира. Из-за повышенного спроса на цифровые деньги, правительству страны пришлось оперативно реагировать на меняющийся рынок финансов.

Первые важные шаги к урегулированию криптовалют на официальном уровне были предприняты в марте 2013 г. FinCEN объявила, что виртуальные активы должны быть приравнены к фиатным деньгам и контролироваться аналогично.

В США судебная система построена на прецедентах. Первый случай разбирательств с участием криптовалют произошел в Техасе в августе 2013 г. Тогда судья Восточного округа признал цифровые активы формой денег.

В течение нескольких лет криптовалюты регулировались разными госструктурами. У каждой из них имелось собственное видение по данному вопросу. Единого закона, действующего на федеральном уровне, не было.

Он был принят в декабре 2017 г., а с 01.01.2018 вступил в силу. В нем прописано, что все сделки с криптовалютами должны облагаться налогом в соответствии с действующей системой.

Япония

В «Стране восходящего солнца» криптовалюты не менее популярны, чем в Северной Америке. С самого появления виртуальных денег жители взяли их на вооружение и стали активно использовать в повседневной жизни. Возникла проблема регулирования на государственном уровне.

Ситуация обострилась, когда весной 2014 г. биржа Mt.Gox обанкротилась. Это подтолкнуло японские власти всерьез взяться за решение проблемы. Первоначально законопроект «О криптовалюте» приняли весной 2016 г., а обновленная версия вступила в силу с 01.04.2017.

В нем прописаны следующие условия использования криптовалют:

  • Признание виртуальных денег полноценным платежным средством.
  • Регулирование криптобирж подразумевает обязательную регистрацию в FSA.
  • Чтобы работать с цифровыми активами, юридическим лицам необходимо иметь резервный фонд (от 100 тыс. долларов) и регулярно отчитываться в налоговый орган.
  • Компаниям требуется приобретение лицензии, стоимость которой 300 тыс. $. Если в разрешении будет отказано, деньги не возвращаются.

Жесткие меры по регулированию криптобизнеса направлены на улучшение защиты пользователей от мошенников. Но многие мелкие предприятия, работавшие с виртуальными деньгами, не смогли остаться на плаву.

Чтобы облегчить давление на криптовалютные компании, летом 2017 г. введено послабление на продажу и покупку виртуальных денег. Теперь подобные сделки не облагаются налогом.

Сингапур

Один из традиционной четверки «азиатских тигров» лояльно относится к виртуальным активам, в открытую поддерживая их. Сингапур — один из крупнейших технологических и финансовых центров Юго-Восточной Азии. Прогрессивное видение криптовалютного будущего превратило страну в настоящий рай для блокчейн-стартапов.

Город-государство создало специальные лояльные условия для финансово-технических проектов (FinTech Regulatory Sandbox). Она позволяет вести деятельность в течение 6 месяцев, не приобретания лицензий и разрешений.

Криптовалюты регулируются следующим образом:

  • В 2014 г. IRAS (Налоговая служба) приравняла криптовалюты к товарам. Этот статус закреплен за виртуальными активами до сих пор.
  • Денежно-крединое управление Сингапура (MAS) расценивает токены в качестве товаров. В случаях, когда они токены попадают под критерии ценных бумаг, они могут быть причислены к ним.

Осенью 2017 г. MAS подготовило документ, где определяются правила, по которым определяется принадлежность токенов к ценным бумагам.

Затраты на госпошлины и содержание криптовалютного предприятия в Сингапуре обходится около 5-8 тыс. долларов в год.

Швейцария

Небольшое европейское государство стало мировым центром криптобизнеса. Этому способствует лояльное отношение к виртуальным деньгам.

В стране создана Crypto Valley Association или «Криптодолина». Целью организации является создание максимально благоприятных условий для развития криптовалютного бизнеса.

Федеральный совет Швейцарии 25 июля 2014 г. документ, в котором присвоил цифровым деньгам статус активов.

Правительство страны расценивает токены в качестве:

  • активов;
  • ценных бумаг, если они соответствуют признакам (право голоса, долевое участие и т. д.).

В конце зимы 2018 г. FINMA выпустило рекомендации для проведения ICO.

Австралия

В 2016 г. ADCA приняла Кодекс поведения для игроков в индустрии цифровых валют. Он является основным регулирующим документом в Австралии. Основные положения документа:

  • Проверка данных руководителей криптобизнеса.
  • Соблюдение общепринятой политики ориентирования на интересы пользователей.
  • Обязательная денежная компенсация за низкокачественное обслуживание.
  • Легализация деятельности компаний.

За операции с криптовалютами два вида налогов:

В обозримом будущем правительство страны намеревается отметить двойное налогообложение.

Китай

КНР стала одной из первый стран мира, где использование криптовалют было запрещено. В сентябре 2017 года Народный банк Китая признал виртуальные деньги и ICO незаконными. Согласно документу компании не имеют права использовать цифровые активы при ведении деятельности.

Но на физических лиц это распоряжение не распространяется. Граждане могут свободно продавать, покупать и расплачиваться криптовалютой.

Венесуэла

Легализация криптовалют в стране стимулировала рост интереса к виртуальным активам. Предприниматели положительно относятся к виртуальным деньгам, считая их возможностью для выхода государства из затяжного экономического кризиса.

Государственные субсидии на электроэнергию сделали майнинг в Венесэле выгоднее, чем в большинстве других стран.

В 2017 г. президент Н. Мадуро заявил о намерении создать Ведомство, которое будет управлять криптовалютным рынком в стране. Особое внимание будет уделено национальной цифровой валюте Petro, которая должна способствовать развитию экономики. Главой Ведомства стал К. Варгас.

В ближайшее время планируется запуск новой национальной криптовалюты Petro Gold.

Южная Корея

Не так давно криптовалютный бизнес чувствовал себя хорошо в этой стране. После запретных санкций в Китае, многие майнеры и криптопредприниматели надеялись перебраться в Южную Корею, которая лояльно относилась к виртуальным платежным средствам.

Но в начале 2018 г. «милость» правительства сменилась. Из-за разногласий в правительстве было принято решение о запрете криптовалютных торгов. Общественность была недовольна таким категоричным отношением, поэтому руководству страны пришлось ослабить хватку.

В итоге запрет был наложен на торговлю криптовалютами, имеющими анонимный счет.

Индия

Резервный банк Индии в апреле 2018 г. ввел запрет на использование криптовалют, который вызвал недовольство предпринимательского сообщества. Давление на правящую верхушку оказалось сильным, поэтому им правительству пришлось пойти на уступки.

В июне 2018 г. Субхаш Чандра Гарг (глава криптовалютного Комитета) заявил о признании виртуальных активов товаром, разрешив ведение торговой деятельности с использованием криптовалют.

Германия

ФРГ стала одной из немногих стран мира, где полностью легализовали криптовалюты. В феврале 2018 г. Минфин Германии опубликовал Постановление, в котором закрепляет за цифровыми монетами статус официальных платежных средств.

За проведение операций с участием криптовалют не взимаются налоги.

Й. Вюрмелинг (глава Bundesbank) в начале 2018 г. высказался о необходимости глобального решения проблемы регулирования криптовалют и введению международных правовых документов.

Великобритания

Четкого правового статуса виртуальные деньги на «Туманном Альбионе» до сих пор не имеют, поэтому находятся в «серой» зоне. FCA не относит криптовалюту ни к денежным средствам, ни к товарам. Но организация создала спецпроект Innovation Hub, призванный помогать разбираться криптовалютным стартапам в их текущем правовом положении.

Налогообложение осуществляется в соответствии с установленной системой.

Франция

Министр экономики Бруно Ле Мэр в начале 2018 г. инициировал формирование рабочей команды. Основной целью будет выработка способов регулирования криптовалютного рынка. Одной из важных задач является создание путей борьбы с мошенничеством в этой сфере.

Также он предложил на саммите «Большой двадцатки» объединить усилия по введению криптовалют в правовое поле.

Канада

Североамериканская страна одной из первых в мире ввела закон, регулирующий криптовалюты. Bill C-34, регламентирующий использование электронных денег, был введен в июне 2014 г. В августе 2017 г. CSA выдвинула обращение, где утверждает, что данный билль применим к криптовалютам.

Отношение к виртуальным деньгам в стране неоднозначное, но, по примеру своего «большого» соседа США, Канада стремится урегулировать их статус.

Правовое регулирование в РФ

В России отношение к криптовалюте неоднозначное:

  • С одной стороны легализации виртуальных денег не было.
  • С другой запрета на использование цифровых активов тоже не введено.

В октябре 2017 г. в Сочи проведено Совещание, призванное найти решение по регулированию криптовалютного рынка. Его провел президент В. Путин. На нем были заложены основыные идеи для будущего законопроекта.

В мае 2018 г. Госдума РФ утвердила в первом чтении 3 закона, направленных на регулирование криптовалют:

  • «О цифровых правах»;
  • «О цифровых финансовых активах»;
  • «О краудфандинге».

В них прописаны следующие положения:

  • Объединение криптовалют и токенов под одним общим понятием «цифровой актив».
  • Проведение ICO потребует оформление в государственных огранах, а также подписание договоров с каждым инвестором.
  • Обменные операции крипты на фиат возможен только через уполномоченные операторов обмена, у которых потребуется заводить кошелек.
  • Майнерам, превышающим лимит использования электроэнергии, придется оформлять ИП и выплачивать налоги.
  • Смарт-контракты получили «зеленый свет».

Также руководством страны рассматривается создание национальной цифровой валюты, которая получила название «Крипторубль». Ее введение позволит упростить и расширить возможности для использования криптовалют в России. Финансовые структуры, бизнесмены и простые граждане смогут законно пользоваться ими.

Перспективы криптовалюты в РФ

Рынок виртуальных активов стремительно растет, поэтому полного запрета со стороны государства не будет. Но новые законы сильно ограничат возможности для майнеров-любителей и кардинально изменят вектор развития криптоиндустрии. О будущем российской криптовалюты можно почитать здесь.

В обозримом будущем следует ожидать:

  • Вступление в силу новых законов, регулирующих цифровые активы.
  • На крипторынке останутся только крупные игроки (банки, биржи, брокеры). Мелкие предприятия не смогут справиться с налоговой нагрузкой и бюрократизацией процесса.
  • Появится национальная криптовалюта, эмиссией которой с высокой вероятностью займется Сбербанк.
  • Легализация приведет к жесткому контролю индустрии государством.

Правовое регулирование криптовалют было необходимым, когда рынок вырос и стал оказывать большое влияние на мировую экономику. Во многих странах уже приняты меры и законы, регламентирующие использование виртуальных денег и ведение бизнеса, связанного с блокчейном и цифровыми активами.

В 2018 г. началась «волна» формализации криптовалютной деятельности, которая продлится до 2020 г. За это время в большинстве государств мира будут приняты законы, направленные на легализацию или запрет виртуальных денег.

Пожалуйста, поддержите наш канал — подпишитесь на него и поставьте лайк на эту публикацию.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b4c83a578c21800a90ae56c/5c10d56355af0e00aaf25ec8

Международные стандарты по криптовалютам: кто их должен инициировать

Регулирование операций с криптовалютами на международном уровне

В настоящее время существуют более 2000 различных криптомонет, и у каждой есть свои уникальные характеристики, способы использования и сообщества сторонников, в то время как существует и масса различных блокчейнов, платформ и бирж — все они отвечают конкурирующим друг с другом потребностям и ценностям. С одной стороны, такое изобилие может стать ключевой движущей силой для инноваций в сфере криптовалют. А с другой стороны, это препятствует их широкому распространению и принятию, поскольку отсутствие единых стандартов приводит к тому, что в целом сомнительные проекты портят репутацию хороших.

2018 год усилил стремление к созданию международных стандартов для криптовалютной индустрии.

Такие ассоциации, как Global Digital Finance (GDF), теперь ставят своей целью создание универсальных мировых стандартов в отношении деятельности криптовалютных платформ, а такие группы, как Blockchain Association и CryptoUK, сосредоточены на стандартах национального уровня. Эти организации считают Coinbase, Bitstamp, Circle и других своими сторонниками, несмотря даже на их относительно молодой возраст.

Однако, учитывая тот принцип, что криптовалюты не должны подвергаться строгому государственному регулированию, а должны саморегулироваться, возникает обеспокоенность по поводу того, что глобальные стандарты могут воспрепятствовать инновациям, в то время как сама природа криптовалют полностью противоречит стандартизации.

Деятельность Global Digital Finance

Исполнительный директор GDF Теана Бейкер-Тейлор говорит, что эта лондонская ассоциация «стремится продемонстрировать, что самоуправление и передовая практика имеют решающее значение для потребителей в этой отрасли, а также для их уверенности в криптовалютных активах, поскольку этот сектор продолжает развиваться и идёт в ногу с регулированием».

Другими словами, GDF стремится разработать добровольные руководящие принципы и кодексы поведения для бирж, токенсейлов (ICO), поставщиков кошельков, сайтов о криптовалютах / их рейтинге. Хотя ассоциация начала свою деятельность только в марте, у неё уже есть сильные участники.

В конце октября платёжный стартап Circle (владелец Poloniex) также присоединился к ассоциации в качестве учредителя наряду с Coinbase, R3, ConsenSys и Diginex. Между тем, Бейкер-Тейлор подтвердила, что ассоциация уже начала диалог с законодателями и государственными учреждениями.

«Более 250 отдельных лиц и фирм, глобальных регуляторов и политиков обратили внимание на Кодекс GDF и позицию нашего сообщества, и это важное начало. Понятно, что здесь смешались позиции многих регуляторов, но большинство из них мы поддерживаем, стремясь к открытому диалогу, который не заглушает инновации».

GDF работает не только над кодексами поведения для токенсейлов и криптовалютных бирж, она также занята разработкой классификации криптовалют, которая разделяет монеты на три типа: платёжные токены, токены финансовых активов и потребительские токены.

Учитывая то, что между правительствами существует множество путаниц в определении криптовалют, эта попытка создания чёткой классификации криптовалют очень важна.

Однако учитывая то, что такие организации чаще всего не предрасположены классифицировать криптовалюты как деньги / активы, беспокоит то, что классификация и кодекс поведения от GDF могут быть просто проигнорированы правительствами и регулирующими органами.

Правительства

Несмотря на возможную оппозицию или сопротивление со стороны правительств, такие организации, как GDF, скорее всего, возникли именно из-за растущего интереса государств к регулированию в этой сфере. Во всяком случае, криптомир получает прекрасную возможностью принять участие в формировании государственной политики.

В октябре Международная организация по противодействию отмыванию преступных доходов (FATF), созданная «большой семёркой» (G7), приняла множество изменений в своих стандартах, касающихся регулирования виртуальных активов.

К счастью для криптоиндустрии, эти новые рекомендации были сосредоточены на предотвращении отмывания денег и финансировании терроризма, и оставили достаточно места для регулирования бирж, эмитентов токенов и криптовалютных сервисов, чтобы они могли работать в соответствии с потребностями своих пользователей и по собственной логике. В своих октябрьских рекомендациях FATF заявила:

«Рекомендации FATF требуют мониторинга или контроля только в целях AML/CFT [борьбы с отмыванием денег / противодействия финансированию терроризма] и не предусматривают защиту потребителей / инвесторов поставщиками виртуальных активов, а также не подразумевают каких-либо гарантий защиты [потребителей / инвесторов]».Проще говоря, FATF не видит причин каким-то образом затрагивать волатильность или децентрализацию криптовалют. Тем не менее, другие правительственные группы хотят идти дальше, чем просто предотвращать использование криптовалют преступниками или террористами.

Например, Феликс Хюфельд, председатель Федерального органа финансового надзора Германии (BaFin), подтвердил своё мнение о том, что мировому сообществу необходимо разработать международные стандарты, регулирующие ICO:

«Количество ICO и объём денег для них растут. А у инвесторов есть лишь минимальные права».

Однако, даже если это спровоцирует создание межправительственных стандартов, которые продиктуют, что можно делать ICO, а чего нельзя, то это было бы равносильно остановке после первых шагов.

Поскольку правительства не спешат действовать, это создаёт пустое пространство, которое могли бы заполнить такие группы, как GDF, или недавно созданная ассоциация Blockchain for Europe (среди участников которой есть Ripple и NEM Foundation) – так, чтобы это принесло пользу всей криптоиндустрии.

От национальных инициатив к международным стандартам

В то время как правительства тяжелы на подъём в регулировании криптовалют на глобальном уровне, криптоиндустрия создаёт новые вещи, которые опережают правительства с их запаздывающими стандартами.

В марте в Великобритании была создана ассоциация CryptoUK, цель которой состоит в разработке стандартов саморегулирования для криптовалютной индустрии страны. Однако теперь председатель ассоциации Икбал В. Гандхам заявил, что у CryptoUK также «есть аппетит» заняться международной координацией таких стандартов.

Гандхам сказал, что его организация «поддерживает сотрудничество по нормативным подходам на международном уровне, в частности, изучая уроки — как хорошие, так и плохие, — из других юрисдикций».

Учитывая то, что большинство других саморегулируемых органов, таких как Blockchain Association, японская JVCEA и Blockchain Foundation of India, работают на национальном уровне, глобальное сотрудничество в отношении регулирующих подходов имеет жизненно важное значение, так как без единых международных стандартов рост криптоиндустрии будет весьма затруднён.

Криптовалютные компании готовы вести совместную работу по разработке (международных) стандартов. В августе биржи Gemini, Bitstamp, Bittrex и bitFlyer объявили о создании рабочей группы Virtual Commodity Association, стремясь разработать глобальные отраслевые стандарты для работы криптовалютных бирж.

Будут ли стандарты ограничивать инновации?

Есть все основания полагать, что криптоиндустрия рано или поздно разработает международные стандарты и широко примет их. Однако остаются вопросы. Дадут ли такие стандарты общественности большую уверенность в криптовалютах? Не будут ли эти стандарты ограничивать инновации?

«Во многих отраслях регулирование и стандарты рассматриваются как факторы, удушающие инновации. Однако на рынке криптоактивов нормативная и юридическая двусмысленность создаёт проблемы для их роста. Ясность вокруг «правил дорожного движения» откроет для инноваторов новые пути к глобальному капиталу и позволит поддерживать зарождающиеся бизнес-модели с большей уверенностью», — говорит Теана Бейкер-Тейлор.

Также существует риск того, что стандарты могут поставить законопослушные компании в невыгодное положение по сравнению с крупными корпорациями, которые просто будут нарушать единые правила. Учитывая то, что децентрализованный характер криптовалют предоставляет субъектам больше возможностей игнорировать централизованную власть, такая опасность реальна.

Однако у компаний, которые соблюдают стандарты, будет гораздо больше шансов «плотно» работать с регулирующими органами и влиять на них, что в конечном итоге может дать им конкурентное преимущество. Как говорит Теана Бейкер-Тейлор, в целом «у криптовалютных фирм есть очень сильное желание следовать сильным универсальным стандартам».

«Сообщество GDF состоит из сотен людей и предприятий со всего мира, которые разделяют видение зрелой, стабильной, прозрачной и справедливой индустрии криптовалют. Желание внедрить и стимулировать разумную деловую практику чрезвычайно привлекательно и популярно для участников этой индустрии, и это мы утверждаем, полагаясь на наш опыт». #coinbase #GDF #регулирование #фатф

Источник: https://coinspot.io/law/mezhdunarodnye-standarty-po-kriptovalyutam-kto-ih-dolzhen-iniciirovat/

Правовое регулирование операций с криптовалютами в ЕС

Регулирование операций с криптовалютами на международном уровне

Правовое регулирование операций с криптовалютами в ЕС. Уникальная структура надгосударственного типа, которая включает объединение 28 стран – это Европейский союз. Правовое регулирование операций с криптовалютами в Европейском союзе поставлено на поток, так как криптовалюта активно используется в странах-членах Союза.

Каждое государство обладает суверенитетом, национальными особенностями и отдельной правовой системой. В них есть свои особенности регуляции традиционного и криптовалютного бизнеса.

Несмотря на то, что в данный момент ни один из органов Евросоюза не принял специальных норм регуляции деятельности с криптовалютами, страны данной структуры считаются достаточно благоприятными для ее внедрения.

Действия для решения вопроса регулировки сферы криптовалют – Правовое регулирование операций с криптовалютами в ЕС

Впервые обратили внимание на данное направление деятельности в Европейском союзе в 2012 году.  European Central Bank (ЕЦБ) опубликовал данные, где свидетельствовалось о невозможности заниматься регулировкой Bitcoin, как в привычной финансовой области.

В это время Bitcoin определялся в роли конвертируемой децентрализованной валюты виртуального типа.

Два года спустя представителем ЕЦБ Маршем было отмечено, что электронная валюта, вне зависимости от минимального влияния на экономику, несет в себе существенные риски для пользователей.

Марш акцентировал внимание на том факте, что полностью игнорировать ее существование не стоит. К тому же большинство пользователей не могут разобраться в природе процессов на рынке криптовалют.

Это определяется отсутствием правовой регулировки вопроса. Это стало двигателем общественного слушания в 2016 году, где основным вопросом и были цифровые валюты.

Правовая регуляция в Евросоюзе – Правовое регулирование операций с криптовалютами в ЕС

Регуляторы европейских стран не употребляют термин «криптовалюта» как таковой. Здесь принято называть это виртуальной валютой, и в этом регионе она рассматривается в виде платежного средства.

Свидетельством данного факта есть предложение Еврокомиссии, где обозначено необходимость установить дополнительные правила регулировки деятельности провайдеров кошельков криптовалюты и бирж криптовалют.

Для этого хотят принять специальную директиву.

Несмотря на то, что предложение было актуальным, подход раскритиковал ЕЦБ. По мнению органа управления, определение «виртуальная валюта» является несовершенным.

Вдобавок, было выдвинуто заключение, что цифровая валюта выступает средством обмена, а не платежа. Также отметили, что она не есть деньгами или валютой как таковой.

Однако, стоит отметить, что предложенная директива предполагает введение обязательного лицензирования или регистрации функционирования бирж криптовалют, которые осуществляют обмен цифровой валюты на фиатные деньги и в обратном порядке тоже.

Это относится и к провайдерам электронных кошельков. Кроме того, акцентировалось внимание на необходимости создания центральной базы данных, где разместилась бы информация о пользователях криптовалютой.

Несмотря на все усилия, на текущий момент, никаких специальных норм регулировки криптовалютной деятельности еще принято не было. Органы Евросоюза пока не движутся в данном направлении из-за несогласованных вопросов.

Система налогообложения – Правовое регулирование операций с криптовалютами в ЕС

Учитывая тот факт, что полностью игнорировать развитие деятельности криптовалют невозможно, Европейским судом в 2015 году было принято соответственное решение.

Согласно ему, Bitcoin нужно считать не товаром, а именно средством платежа. Для начала в налоговой сфере его принимают, как полноценную валюту. Это привело к тому, что совершение операций купли/продажи Bitcoin, где платой являются фиатные валюты, не облагаются налогом на придаточную стоимость.

До этого события отношение национальных регуляторов к налогообложению операций с криптовалютами было разным и бессистемным.

Налоговые сборы с цифровой валюты и операций с ней, которые приняты в каждом отдельном государстве в составе Европейского союза, регулируется законодательством индивидуально. Это зависит от происхождения операций с криптовалютой.

В целях обложения налогами каждая электронная валюта рассматривается в роли нематериального актива или товара. В данном случае она не является валютой или средствами оплаты.

Каждая страна включает отдельные правила по налогообложению данной сферы:

  • Норвегия, Германия, Финляндия – два налога: на прирост капитала и налог на богатство.
  • В Болгарии цифровая валюта выступает финансовым инструментом и полноценно облагается налогами, в соответствии с законодательством.
  • Австрия рассматривает криптовалюту в роли актива нематериального происхождения, ее майнинг является операционной деятельностью.

Таким образом, Евросоюз на данном этапе развития еще полностью не принял решение о создании полноценной правовой регуляции для криптовалютной сферы. Однако первые шаги к этому уже делаются.

На уровне отдельных государств есть прогрессивные идеи, и даже законные основания для регуляции вопроса.

Чтобы провести процедуру регулированию криптовалюты без рисков, стоит обращаться в фирму Eternity Law International. Здесь доступны опытные эксперты, только позвоните и получите помощь.

BitcoinBlockchainCryptocurrencyбиржа криптовалютБиткойнКриптовалютаРегулирование криптовалют

  • Вперед Оффшор в Швейцарии
  • Назад Регулирование криптовалют в Великобритании

Источник: https://www.eternitylaw.com/konsalting-kriptovalyut/blog-2017-09-29-blog-2017-09-29-pravovoe-regulirovanie-kriptovalyutnyh-operatsij-v-evropejskom-soyuze/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.