Рейтинг президента России падает, наблюдается рост протестных настроений в 2018

Содержание

Высокие протестные настроения могут повлиять на ход выборов в России

Рейтинг президента России падает, наблюдается рост протестных настроений в 2018

В воскресенье 9 сентября в России состоятся региональные выборы разного уровня. Несмотря на то, что эксперты прогнозируют низкую явку и предсказуемые результаты, euronews объясняет, почему нельзя списывать эти выборы со счетов.

Что такое Единый день ания?

В это воскресенье россияне смогут проать сразу за главу и правительство своего региона, а также за депутатов Государственной Думы по одномандатным избирательным округам.

Прямые выборы губернаторов состоятся в 22-х субъектах федерации, непрямые — еще в четырех. В 16-ти регионах выберут депутатов законодательных собраний, в 12-ти — городских дум.

Чем эти выборы отличаются от предыдущих?

В отличие от предыдущих лет эти выборы проходят в условиях масштабного недовольства россиян пенсионной реформой и экономической ситуацией в стране, и, как следствие, низких рейтингов правящей партии и даже президента Владимира Путина.

По результатам опросов Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), в августе рейтинг «Единой России» упал до десятилетнего минимума. Тогда за партию проали бы всего 33% россиян. «Левада-центр» сообщает, что 66% респондентов не одобряют деятельность правительства.

«Единую Россию люди считают ответственной за эту реформу, — объясняет независимый политолог Мария Липман. — партии упал, и именно эти депутаты, которые али за принятие пенсионной реформы, должны участвовать сейчас в выборах».

В связи с этим, по мнению политолога Дмитрия Орешкина, выборы могут дать «неожиданные, но не всегда позитивные результаты».

«Последние три-четыре года после ситуации с Крымом мы видим, как экономика тормозится, цены растут, а доходы падают, — добавляет он. — Тем не менее, люди считают, что Путин проводит правильную политику, но мы живем хуже. По их мнению, ошибки или злоупотребления допускаются правительством, региональным правительством или олигархами».

Несмотря на все еще очень высокую поддержку, Путин тоже потерял несколько пунктов рейтинга. В июне по информации ФОМ он упал до 54% и достиг самого низкого показателя с 2013 года.

Несмотря на то, что президентская популярность напрямую не связана с региональными выборами, эксперты считают, что она имеет ключевое значение.

«Режим в России опирается на личность Путина, так как большинство признает, что ему нет альтернативы, — считает Липман. — Если его рейтинг продолжит падать, это может повлиять на взаимоотношение между различными группировками, в чьих руках сосредоточено много власти».

Как протестные настроения повлияют на выборы?

Опросы общественного мнения предсказывают низкую явку, что в целом для выборов такого уровня не новость. Но в этом году нежелание идти на избирательные участки будет чаще мотивироваться молчаливым протестом против действий властей в целом и пенсионной реформы в частности.

Но на исход выборов это не повлияет. По мнению Орешкина, власти уже давно используют стратегию низкой явки в своих интересах.

Это объясняется тем, что в условиях протестных настроений высокая явка увеличивает шансы оппозиции на успех: «У людей накипело и они голосуют за оппозицию, — объясняет он.

— Для власти гораздо лучше, когда люди с такими настроениями не ходят на выборы. А ходят пенсионеры и бюджетники — управляемый электорат».

«Низкая явка и слабый интерес к выборам — это та цена, которую власти страны готовы платить, чтобы не было неприятных неожиданностей, — подтверждает Липман. — Хотя уже в 2014 году и особенно сейчас выборы устроены таким образом, чтобы никаких неожиданностей и так не было: кандидаты, которые неугодны Кремлю, были отсечены от выборов на ранних этапах».

Выйдут ли россияне на масштабные митинги в Единый день ания?

Сторонники оппозиционера Алексея Навального призвали несогласных с изменениями пенсионной системы на несогласованный митинг в день ания.

Несмотря на то, что опросы показывают, что подавляющее большинство россиян готовы протестовать против пенсионной реформы, эксперты считают, что реальное число людей, которые примут участие в митингах, будет значительно меньше.

«Это парадоксальная вещь, – считает Орешкин, – все недовольны, но объединяющей фигуры, которая бы виделась, как борец с пенсионной реформой, нет. Если митинг организуют коммунисты, то антикоммунисты на него не пойдут. А на митинг Навального не пойдут патриоты».

«В несанкционированных митингах люди неохотно участвуют, – добавляет Липман, – так как опасаются неприятностей с полицией. К тому же сейчас сторонники Навального – это люди очень молодые и тема пенсий для них неактуальна».

В начале сентября уже прошли митинги КПРФ, которые, по оценкам полиции, собрали до семи тысяч человек.

Источник: https://ru.euronews.com/2018/09/06/russia-legislative-elections-ru

Сергей Удальцов: Звериный оскал «Единой России». «Партия людей» против «партии зверей»: за кем будет победа? К осени протестные настроения в России могут усилиться… В каких регионах больше других недовольны Кремлем?

Рейтинг президента России падает, наблюдается рост протестных настроений в 2018

https://svpressa.ru/blogs/article/234201/

На днях ВЦИОМ опубликовал очередные исследования, в которых зафиксировано, что личный рейтинг доверияВладимиру Путину снизился до 31,7%. Это является минимальным показателем с 2006 года.

Такие данные вызвали явное раздражение в Кремле, устами Дмитрия Пескова даже было сделано нервное заявление о том, что необходимо провести анализ полученных данных и разобраться в методиках проведения опроса.

Этот сигнал ВЦИОМ услышал и уже через пару дней были применены другие методики опроса, по которым рейтинг Путина анекдотическим образом сразу вырос до 72,3%.

Однако на самом деле понятно, что первый итог опроса гораздо ближе к истине. А уж рейтинги правительства и партии «Единая Россия» и вовсе находятся «ниже плинтуса». И это меня нисколько не удивляет.

Часто приходится общаться с людьми, и очень редко услышишь позитивный отзыв о действиях наших властей.

Чаще всего, наоборот, звучат очень жесткие оценки, вплоть до откровенных проклятий в адрес чиновников разного уровня.

Действительно, власть все больше становится источником опасности для граждан, особенно для тех, кто имеет активную гражданскую позицию. Вот только примеры самых последних дней.

 Глава Ширинского района Хакасии, член «Единой России» Сергей Зайцев чуть ли не в прямом эфире с олимпийским задором набросился на корреспондента канала «Россия-24» (вот видите, даже работа на провластном телеканале не спасает от агрессии единороссов!), проведя силовой прием и едва не сломав журналисту позвоночник.

Тут уже можно проводить более масштабные параллели.Премьер-министр и лидер «Единой России» Дмитрий Медведев по-бандитски отнимает у народа 5 лет пенсионного возраста, а единоросс Зайцев из Хакасии бросается с кулаками на журналистов.

А сколько еще по России таких единороссов, сколько еще условных волковых, барановых, козловых? Недавно один человек сказал мне, что называет партию власти «Единую Россию» очень просто — «звериная партия».

И правда, очень четкое определение!

А как еще назвать те издевательства, которым подвергаются со стороны властей, например, работники «скорой помощи» в Пензе, которые недавно начали «итальянскую» забастовку? Перед началом своей акции они заявили: «Мы не можем больше терпеть унизительно низкий уровень заработной платы — около 16−17 тысяч. Мы не можем больше работать на полторы-две ставки в попытке обеспечить самые элементарные потребности наших семей, гробя свое здоровье, не видя своих родных и близких. Особенно подобный ритм работы невыносим в условиях нехватки кадров, что приводит к дополнительным нагрузкам: работа по одному в неукомплектованной бригаде, завышенное количество вызовов, беспрерывные поездки по области почти без заезда на станцию, отсутствие нормальных технологических перерывов». По сути, власти самым зверским образом издеваются над людьми, которые спасают человеческие жизни. Разве это по-людски?

Другой пример.

Инвалид из Перми Юрий Гарипов уже не один год пытается добитьсясправедливости Начиная с 2017 года, его пытаются осудить за «незаконное предпринимательство», в ходе допросов его здоровью был причинен серьезный вред и теперь он не может выходить из своей квартиры и лишен практически всех средств к существованию. 27 мая от отчаяния Юрий Гарипов вывесил на балконе транспарант «Умираю, но не сдаюсь» и перестал открывать дверь своей квартиры. Жестокость и бездушие властей фактически довели человека до предела терпения, его жизнь реально под угрозой.

И таких примеров по всей стране набирается огромное количество. Мосгорсуд оставил под арестом на 12 суток московского социального активиста Ивана Рожкова, который участвовал в мирном сходе граждан на большой Очаковской улице.

Жители справедливо протестуют против варварской «точечной» застройки в своем районе, что вызывает ужасное раздражение у обнаглевших чиновников.

В итоге, Рожкова обвинили в неповиновении полицейским и в качестве показательно примера для остальных кинули на 12 дней в душную камеру спецприемника.

Получая каждый день такие новости, перестаешь удивляться тому, что рейтинги власти стремительно падают. По факту, сегодня в России существует условная линия сопротивления.

По одну сторону находится «партия зверей» в лице «Единой России» и ее сателлитов, а по другую сторону — «партия людей», то есть все остальные жители страны.

«Звериная партия» и ее лидеры совершенно сознательно держат большинство населения на грани выживания, это их философия. Так удобнее выжимать из народа все соки и удерживать свою власть.

Скажем откровенно, пока «партия зверей» лучше организована, но людям нужно активнее подниматься на сопротивление, ведь нас гораздо больше. Уже этой осенью можно нанести единороссам существенный политический удар на региональных выборах.

Для этого нужно преодолеть апатию и самым активным образом включиться в кампанию оппозиционных кандидатов в качестве волонтеров и наблюдателей. Нужно избавиться от ущербной философии «невозможности на что-то влиять».

И тогда, без сомнений, нам удастся разрушить монополию «звериной партии» и зажить по-людски, по-человечески.

Пока больше других недовольны Кремлем Сибирь и Дальний Восток

https://svpressa.ru/society/article/234182/

В России стартовала очередная избирательная кампания — 8 сентября 2019 года в более чем 80 регионах страны запланированы выборы губернаторов, депутатов законодательных собраний и глав муниципалитетов.

По мнению участников «круглого стола» по теме «Обновление.

Новые главы регионов глазами своих избирателей», прошедшего накануне на площадке Экспертного института социальных исследований, многие действующие врио глав регионов имеют хорошие шансы на победу уже в первом туре.

Предстоят выборы и депутатов Московской городской думы, в ходе которых, кстати, пройдет эксперимент по организации электронного ания. По мнению экспертов Агентства политических и экономических коммуникаций, доминирования в городском парламенте имеет шанс добиться «Единая Россия»: лояльный этой партии пул кандидатов займет не менее 37 из 45 мест.

Вместе с тем, социологи отмечают, что наблюдается снижение доверия избирателей к любым партийным брендам в принципе.

«Показательно, что даже на пике роста протестных настроений летом-в начале осени 2018 года наблюдался лишь ограниченный рост поддержки оппозиционных партий — на фоне ухода значительной части недовольных избирателей в апатию и дистанцирование от любых политических сил.

Такая ситуация — при значимых вызовах для правящей партии — создает и серьезное пространство возможностей как для „Единой России“, так и для кандидатов, кампании которых предполагают тесное взаимодействие с ней», — отмечают в АПЭК.

Не видит агрессивного отторжения «Единой России» со стороны москвичей и директор Института избирательных технологий Евгений Сучков. «В Москве рейтинг „Единой России“ не самый большой, но и не критически низкий. Есть регионы, например, Астраханская область, где к „Единой России“ отношение крайне негативное. В Москве этого нет», — заявил он в ходе заседания экспертного клуба «Регион»

Он также отметил, что ни в одной кампании по выборам Мосгордумы, кроме кампании 1995 года, оппоненты действующего режима серьезно себя не проявляли. Политических событий, которые имели бы последствия для властной системы в общероссийском масштабе, также не было. И хотя протестные настроения, по его мнению, в Москве существуют, но они носят латентный характер.

Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский считает, что накануне выборов в Мосгордуму в оппозиции наблюдается раскол.

Что видно по количеству выдвижений и несогласованности позиций.

«Сутолока во многих округах уже заметна, и она говорит о том, что оппозиционеры преследует интересы собственных групп и объединяться будут с трудом, что будет выгодно лояльному пулу», — подчеркнулон.

https://www.youtube.com/watch?v=Ip4nTbfmVVQ

Руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков отметил, что, по данным, в том числе — закрытых опросов, четыре региона России являются эпицентрами спокойствия. Это Москва, Санкт-Петербург, Крым и Севастополь. Вместе с тем, в большинстве регионов России существуют протестные настроения.

— Москва, Санкт-Петербург, Крым и Севастополь — это те очаги, где, по мнению населения, социально-экономическое положение улучшается. Хотя в целом по России идет гигантский разрыв и провал.

В некоторых регионах ощущение жителей, что они стали жить хуже, достигает 70%.

Поэтому первый такой разрыв, на мой взгляд, в том, что в Москве и Петербурге за счет их материального положения есть непонимание, что происходит в остальной России? Почему там люди стали себя чувствовать хуже?

Во-вторых, есть падение 50−60%, но пока нет волны влияния этого падения на рейтинги власти. Причем — всех этажей власти: губернаторов, партии «Единая Россия», непосредственно президента. На мой взгляд, это вызовет некий эффект волн — народ почувствует себя хуже, упадет сначала рейтинг местных властей (на этих сорвут первую злобу).

Потом, как раз к осени, к выборам, упадет рейтинг партии власти. И, может быть, к зиме немного просядет рейтинг президента.

Но поскольку точкой вхождения падения рейтинга «Единой России» от этого социально-экономического эффекта будет как раз осень, то к осени может усилиться и количество протестных настроений.

А если будут какое-то «очаги возгорания» (они могут быть разными — экологическими, национальными, экономическими, кому-то прекратят зарплату выплачивать и т. д.

), где этот протест может проявиться, то это окажутся внешние формы проявления протеста.

В Москве все более-менее спокойно. Ожидать, что радикально поменяется расклад сил на выборах в Мосгордуму, не приходится. Если не возникнут какие-то экстраординарные ситуации. Вроде подмосковных мусорных свалок, которые, в том числе, саккумулируют и московские протесты экологического характера.

Что-то будет происходить, потому что на все накладывается отсутствие внятной коммуникации власти с народом. Значимые поводы для протеста власть сама порой создает. Трудно сказать, что окажется очередной искрой для возгорания пламени.

Словом, протесты в России есть, они будут развиваться. Но по-разному в разных регионах.

«СП»: — В каких регионах протестные настроения наиболее сильны?

— Практически везде. Особенно на Дальнем Востоке, в Сибири, в ЦФО. В СЗФО — Архангельск и Коми — резкое падение рейтинга власти всех уровней, запрос на смену губернаторов. Поводом, конечно, послужил экологический протест. Но мне чудится — не только это. А общая социально-экономическая депрессия и падение уровня жизни.

Хабаровский край недавно избрал губернатора от ЛДПР. И теперь, похоже, не может уняться: готов вообще снести всю «Единую Россию» с лица этого региона.

Схожая ситуация на Сахалине. Есть запрос на смену местной власти на Камчатке, Чукотке. В Магадане, как все мы слышали, даже рейтинг Путина упал катастрофически.

В Туве также зафиксирован резкий запрос на смену власти и готовность выходить на митинги. Хотя рейтинг партии власти там высокий.

В Дагестане традиционно существует клановая борьба, что дает возможность проявляться массовым протестам.

«СП»: — Действительно ли оппозиция расколота и это мешает ей выступить единым фронтом, чтобы добиться более серьезного представительства?

— Смотря о какой оппозиции говорить. Если — о парламентской, то есть КПРФ, которая сейчас активно наращивает и присутствие, и электоральный рейтинг.

В ряде регионов она готова идти на сотрудничество и со своими союзниками по левому блоку, вроде «Справедливой России». И даже с идеологическими конкурентами, вроде ЛДПР.

Эффект очевиден — КПРФ много где нарастила присутствие и в заксобраниях, и некоторые губернаторы (от КПРФ — ред.) избраны.

У ЛДПР примерно тот же подход. Но — в меньшей степени, потому что сама структура этой партии не предполагает объединительного характера. У них достаточно радикальный подход.

Если говорить о либеральной оппозиции — это, конечно, вариант внутривидовой борьбы. Не успели еще куда-то выйти, уже передрались внутри себя. Поводом, к сожалению, является лидерский подход к самому формированию оппозиции. Есть, например,Навальный. И никого не может быть вне его и вне вождистского принципа.

Эту линию поведения так или иначе копируют другие либеральные оппозиционеры. То есть, структурная работа обречена на выяснение — кто сегодня вождь?

К сожалению, колесо в очередной раз делает круг. И на этих выборах все повторяется.

Источник: https://kprf-kchr.ru/?q=node/14702

Почему протестные настроения в России не выливаются в реальный протест | Время и Деньги

Рейтинг президента России падает, наблюдается рост протестных настроений в 2018

Распространённый мэм: «Да если бы власти сделали такое Там, их бы снесли давно!» Где «там» — в Париже, Риме, Берлине или в захолустном кантоне – неважно, вздохи показывают саморазочарование: не привычные мы к демократии прямых действий.

А как на самом деле выражаются протестные настроения в России, каковы механизмы преобразования? Попытку ответить на такие вопросы предпринял старший научный сотрудник Центра сравнительных исторических и политических исследований Пермского госуниверситета (ЦСИПИ ПГНИУ) Андрей Семенов с коллегами.

Базовые тренды протестной активности россиян были заложены еще в 2011–2012 годах. Есть ли у власти основания для тревоги в 2019 году?

«Мы же не хотим, чтобы у нас были события, похожие на Париж, где разбирают брусчатку и жгут все подряд», – эта фраза Владимира Путина на заседании Совета по правам человека 11 декабря 2018 года быстро превратилась в мем.

Обеспокоенность режима протестным потенциалом россиян вполне понятна на фоне стагнирующей экономики, угасающего эффекта посткрымского консенсуса, повышения налогового бремени и электоральных провалов провластных кандидатов в ряде регионов.

Протесты последних лет – кампания «За честные выборы!“, протесты против внедрения системы “Платон”, антикоррупционные митинги 2017 года, выступления против пенсионной реформы в 2018 году, – также напоминают режиму, что выстроенная система далеко не идеальна с точки зрения интересов и потребностей граждан. Но действительно ли у Кремля есть серьезные основания для волнений? О чем говорят нам паттерны протестной активности россиян?

Против чего протестуют россияне

Еще в 1970 году Тед Гарр в работе “Почему люди бунтуют?” обосновал, что в основе любой мобилизации лежит недовольство существующим положением дел. Это подтверждается и на российских данных: “Левада-центр” регулярно спрашивает россиян, довольны ли они положением дел в стране, и какова вероятность экономических и политических протестов, и все три показателя меняются почти синхронно.

Однако эти данные не позволяют понять, во-первых, чем именно респонденты недовольны, а во-вторых, насколько недовольство и ощущение возможности протестов транслируются в реальные действия.

Для ответа на эти вопросы мы с коллегами по Центру сравнительных исторических и политических исследований разработали базу данных, позволяющую отследить тематику, характер, динамику и пространственный охват протестных акций в стране. Сейчас она включает почти 6 тысяч протестных событий за 2012–2014 годы.

Надо отметить, что протестные действия весьма затратны, и решимость их осуществить свидетельствует о серьезной потребности общества или отдельных групп в переменах. 

Согласно нашим данным, 17% акций посвящены вопросам местного значения – градостроительной политике, проблемам обманутых дольщиков, экологии. Порядка 12% протестов посвящены экономическим вопросам: заработной плате, налоговой и ценовой политике. Еще столько же касаются претензий к бюрократии, включая коррупцию и недобросовестное выполнение чиновниками своих обязанностей.

Проблемы социальной сферы, например, закрытие школ и больниц, нехватка мест в детских садах и т.д., поднимались на каждой десятой акции, и примерно по 8% приходится на отстаивание гражданских и политических прав и борьбу с фальсификациями на выборах.

Значительно меньше протестуют по таким поводам, как внешняя политика и внутренняя безопасность, историческая и миграционная политика, трудовые конфликты, тарифы ЖКХ. 

Иными словами, сейчас в приоритете коллективные действия в защиту среды обитания, экономического благополучия и гражданских прав (в 1990-е основным поводом для протестов были задержки зарплаты). И большая часть протестов возникает в ответ на действия власти, от которой граждане ждут защиты их интересов, но зачастую встречают прямо противоположное. 

Кто помогает протестовать

Одного ⁠недовольства недостаточно, чтобы вывести людей ⁠на улицы, тем более что разрыв между ожиданиями и реальностью присутствует ⁠всегда. Протестующим надо решить ⁠ряд дилемм коллективного действия.

Если большинство убеждено, что протест «обречен на успех», к нему нет необходимости присоединяться, но если коллективные действия ждет провал, то на улицы тоже лучше не выходить.

Экономист Мансур Олсон видел одно из решений этой дилеммы в создании «селективных стимулов»: гражданин получает прямую выгоду от своего участия в организации коллективных действий – например, возможность получить политический пост, добиться чего-то конкретного в переговорах, либо же положительные эмоции от солидарных действий. Другое решение – поддержка профессиональных организаций, – партий, профсоюзов, общественных организаций, – у которых есть опыт и ресурсы для мобилизации. 

Согласно нашим данным, с такого рода поддержкой у россиян все не совсем так, как у протестующих в развитых демократиях, где коллективные действия активно поддерживаются существующими организациями – не обязательно политическими.

В России КПРФ, профсоюзы и общественно-политические движения довольно часто выступают организаторами протестов или оказывают организационную поддержку протестующим (График 2.).

Тем не менее, около четверти всех протестов организованы местными жителями и инициативными группами без всякой поддержки со стороны, в результате мобилизационный ресурс быстро истощается, а сам протест не имеет значимого эффекта.

Оппозиционные партии (кроме КПРФ) в принципе редко участвуют в уличной политике – в общей сложности они организовали около 2,5% акций, и это за наиболее активный период политических протестов – 2012–2014 годы. 

Такие результаты говорят о привычке граждан полагаться на собственные силы, и в этих условиях рассчитывать на продолжительные протестные кампании не приходится: для них нужны опыт и организационные ресурсы.

Конечно, зачастую одним-двумя протестами дело не ограничивается, и тогда возникает возможность вовлечь новых действующих лиц, расширить круг участников и добиться более значимой мобилизации.

Однако к политическим партиям граждане за этим не торопятся обращаться: уровень доверия к партиям низок, население подозревает, что те воспользуются выступлениями в своих политических целях. В общем, граждане предпочитают «не политизировать» свой протест.

Большую роль здесь играют и действия властей, которые не только вводят запреты или ограничения на проведение публичных акций, но и кооптируют политических лидеров и активистов.

Как можно протестовать

Кроме недовольства и ресурсов, для организации коллективного действия необходимо знание о доступных формах протестных выступлений – «репертуаре» протеста. Эти формы меняются со временем.

К примеру до промышленной революции обычным делом в Европе были вытаптывание полей, бунты и восстания, а в XIX-XX веках им на смену пришли ненасильственные, символические формы – шествия, митинги и демонстрации. 

Успешность протестных действий зависит от их формы: например, перекрытия федеральных трасс или голодовки создают слишком серьезную угрозу для власти, чтобы на них не реагировать. С другой стороны, митинги – сравнительно «низкозатратная» форма выступления, и они способны привлечь больше потенциальных участников, а чем больше протестующих – тем больше вероятность реакции власти. 

В репертуаре протестных действий россиян доминируют символические формы – митинги, пикеты, демонстрации, марши. Их совокупная доля составляет 66%.

Прямые действия и практики самоистязания (голодовки, самоподжоги) составляют в сумме еще 15% от общего числа акций.

Это достаточно тревожный сигнал: такие акции властям труднее контролировать, и они могут быть связаны с ущербом для здоровья протестующих, а значит, вызывать у остального населения более острую реакцию.

Как правило, прямые действия и голодовки используются наиболее уязвимыми группами, для которых это последняя попытка достучаться до адресата требований. 

Основное же отличие российского репертуара коллективных действий от практики, скажем, Франции или других устойчивых демократий – относительно редко встречаются стабильные и массовые публичные кампании, направленные на достижение изменений в обществе.

Когда россияне протестуют

Запустить общественную кампанию гораздо сложнее, чем поддерживать уже успешную практику протестных выступлений. Поэтому подъемы и спады коллективных действий образуют циклы и волны, которые обычно привязаны к каким-то ключевым событиям, например, выборам, или знаковым решениям – например, реформам.

Волновой характер наблюдается и в России: два пика протестной активности приходятся на май 2012 года – апогей кампании «За честные выборы!» – и на март 2014 года – после решения российских властей о вхождении Крыма в состав России.

В целом же протестная активность в эти годы падала: примерно 2400 акций в 2012 году, около 2000 в 2013-м и около 1500 акций в 2014-м.

Эта тенденция подтверждается также данными, собранными Томилой Ланкиной на основе сайта «Марш Несогласных».

Что дальше?

В целом анализ базы данных подсказывает три общих наблюдения о причинах протестов. 

Во-первых, очевидно, что существует вызывающее протест «базовое» напряжение на местном уровне, связанное с изменением среды обитания и представлениями о комфорте.

Оно часто выливается в локальные, спонтанные протесты, направленные на решение конкретной задачи: восстановить сквер, остановить незаконную стройку, распределить муниципальное жилье.

Таких коллективных действий много, но они редко выходят за пределы района или муниципалитета и не превращаются в устойчивые кампании в защиту общественных интересов.

Во-вторых, масштабная общественная мобилизация может быть связана с вторжением «федеральной» власти в жизнь граждан по глобальным вопросам, таким как нарушение прав и свобод (как в случае с кампанией «За честные выборы!»), внешнеполитический курс (как в случае с Крымом в 2014 году) или экономическая политика (пенсионная реформа).

Резонанс этих кампаний больше, если к ним подключаются такие организации, как партии или профсоюзы, которые готовы предоставить ресурсы в обмен на реализацию их программных целей.

Отсутствие интереса со стороны таких игроков или успешные попытки власти кооптировать активистов и оппозиционных политиков ставят крест на перспективе устойчивых коллективных действий.

В-третьих, несмотря на абсолютное доминирование символического репертуара, значительная доля протестов проводится в виде акций прямого действия, включая голодовки.

Это, с одной стороны, подтверждает готовность россиян протестовать даже перед лицом значительных рисков, в том числе несмотря на угрозу для собственного здоровья, а с другой, отражает тренд на «закручивание гаек»: отказы в согласовании митингов и другие препятствия мирным собраниям подталкивают отчаявшееся население к более радикальным действиям.

Эти три тренда, вероятно, будут определять протестную активность в России и на протяжении всего 2019 года. 

Источник.

На снимке: протесты в Казани редко собирают больше ста человек… 

Источник: https://www.e-vid.ru/obschestvo/190119/pochemu-protestnye-nastroeniya-v-rossii-ne-vylivayutsya-v-realnyy-protest

Эксперты прогнозируют дальнейший рост протестных настроений в России

Рейтинг президента России падает, наблюдается рост протестных настроений в 2018

2017-11-07T13:48+0300

2017-11-07T14:30+0300

https://ria.ru/20171107/1508314208.html

Эксперты прогнозируют дальнейший рост протестных настроений в России

https://cdn22.img.ria.ru/images/150639/56/1506395603_0:482:4827:3215_1036x0_80_0_0_1ab88f8b7097a4aae7f2c99dcf95d49c.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 7 ноя — РИА Новости. Рост протестных настроений в России происходит на фоне возвращения экономики страны на докризисный уровень, он может на время затихнуть, но потом продолжится из-за необходимости проведения реформ, считают опрошенные РИА Новости политологи.

Протестная активность россиян в третьем квартале 2017 года выросла на 60% по сравнению с началом года, при этом политический протест уступает место социально-экономическому, свидетельствуют результаты всероссийского мониторинга Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР).

Число протестных акций в первом квартале текущего года составляло 284, во втором — 378, а в третьем квартале — 445.

Основной массив (около 70% в третьем квартале), по данным мониторинга, составляет не политический протест, а акции, связанные с конкретными проблемами, волнующими население — такими, как невыплата зарплат, угроза закрытия предприятий, недовольство предпринимателей регулированием их деятельности, требования обманутых дольщиков, требования экоактивистов и зоозащитников и т.д.

Россияне выходят протестовать, так как устали от экономических проблем, считает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. По его словам, специалисты заявляют о росте российской экономики, но население его не ощущает, так как этот рост восстановительный и ведет к докризисным показателям.

«Люди ведь рассуждают об экономике не по статистике, не по цифрам, а идя в магазин, смотря на то, сколько они могут купить в этом магазине на свою зарплату, и здесь они не видят каких-то особых изменений. И такая усталость от периода экономической турбулентности, которая у них все равно сохраняется, я думаю, ведет к таким результатам», — отметил Макаркин.

Такого же мнения придерживается и президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. «Появление социально-экономического протеста связано с тем, что мы все находились в кризисе и сейчас только начинаем восстанавливаться. На этом фоне социально-экономические противоречия обострились», — заявил политолог.

Однако он уточнил, что подобные выступления не являются массовыми и носят точечный характер.

Политические причины неполитического протеста

Абзалов уверен, что на рост протестной активности также оказали влияние и грядущие в 2018 году выборы: президентские и региональные, в частности — выборы мэра Москвы. «Это обострение всегда происходит перед выборами», — заметил эксперт.

Тем не менее социальной протест, который наблюдается сейчас, отличается от политических акций: он часто упирается в неэффективность деятельности главы субъекта, пояснил Абзалов.

По мнению эксперта, на данный момент в России нет лидеров, претендующих на объединение и консолидацию всех сил социального протеста.

Макаркин добавил, что в 2014 и 2015 годах население России пребывало в мобилизованном состоянии, так как страна ощущала множество внешних угроз, соответственно, протест в тот период воспринимался как действие неправильное и непатриотичное. Далее, по словам политолога, последовал период апатии, который продлился вплоть до начала 2017 года.

«Сейчас апатия постепенно – это не сиюминутный процесс, он будет еще продолжаться – сменяется неприятием, ростом протестных настроений активных. Не просто уныние, а ощущение, что надо что-то пытаться изменить», — пояснил Макаркин.

Затишье будет временным

Макаркин отметил, что на данный момент на мировом рынке сложилась благоприятная для России ситуация, когда цены на нефть преодолели отметку в 60 долларов за баррель.

По словам эксперта, это открывает возможности для повышения доходной части бюджета страны, что может стать почвой для временного затишья протестных настроений.

Однако политолог уточнил, что конъюнктура на мировом рынке может измениться достаточно быстро, и рост экономики, вызванный увеличением цен на нефть, будет временным, как и затишье в протестных акциях.

«У людей все-таки есть, хотя и не очень сильные, но все-таки ожидания, что будет лучше, что по крайней мере не будет хуже, что ситуация стабилизируется. проблема в том, что эти ожидания в среднесрочной перспективе могут оказаться в противоречии с теми реформами, которые, скорее всего, придется проводить», — сообщил Макаркин.

Абзалов уточнил, что, несмотря на то, что протест будет расти и дальше, он не приобретет массовый характер.

«Будут акции экономического характера в регионах, но для того, чтобы их купировать, как показывает практика, достаточно просто эффективной работы администрации губернатора», — заявил эксперт.

При этом он отметил, что консолидированного выхода протестующих с политическими требованиями, скорее всего, не будет.

Источник: https://ria.ru/20171107/1508314208.html

Путина — худший за последние пять лет. Что делать Кремлю?

Рейтинг президента России падает, наблюдается рост протестных настроений в 2018
Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption По мнению социологов, с рекордно высокими рейтингами Путин может попрощаться

Снижение поддержки властей продолжилось: проать за «Единую Россию» на выборах готовы менее трети россиян, выяснил ФОМ. Это рекордно низкий уровень одобрения партии власти за минувшие десять лет. Владимира Путина также продолжил падение. Политологи видят мало возможностей возвращения прежней поддержки властей.

Как выяснил Фонд «Общественное мнение» (ФОМ), если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, президенту Владимиру Путину, возможно, потребовался бы второй тур: всего 45% респондентов проали бы за главу государства.

Готовность россиян поддержать Путина на выборах упала до уровня 2013 года. Даже во времена уличных протестов оппозиции 2011-2012 годов она была выше (48-49%). Одновременно выросли электоральные рейтинги лидеров ЛДПР и КПРФ Владимира Жириновского и Геннадия Зюганова. Их поддержали бы по 10% россиян.

«Снижение произошло не сегодня, и то, что происходит сейчас, это уже небольшие колебания около нового уровня, куда пришли индикаторы популярности власти, — сказал Би-би-си президент ФОМ Александр Ослон. — Они (рейтинги — Би-би-си) пришли туда, где были до Крыма».

По его словам эффект от аннексии полуострова закончился, и «его перевесили другие эффекты» — от новаций внутри страны и внешней политики России. «Тревожно на душе [у россиян], поэтому такие рейтинги», — резюмировал Ослон.

Как президент потерял большинство

Еще в январе этого года 67% опрошенных ФОМ говорили, что проголосуют за Путина на президентских выборах. Поддержка главы государства начала падать в июне с внесением законопроекта о пенсионной реформе, ростом цен на бензин и повышением НДС.

Уже в июне президентский электоральный рейтинг упал до 56%. Не помогло ни успешное проведение чемпионата мира по футболу, ни то, что Путин старался от пенсионной реформы дистанцироваться — законопроект в Госдуму внесло правительство, сам президент долго не комментировал документ.

Смена тактики в сентябре, когда президент выступил с телеобращением о повышении пенсионного возраста и пообещал смягчить реформу, тоже не спасли ситуацию. и продолжили снижаться.

Вместе с рейтингом Путина упала и поддержка «Единой России», депутаты которой проали за законопроект о пенсионной реформе в Госдуме.

Если бы думские выборы состоялись в ближайшее воскресенье, единороссов поддержали бы лишь 31%, выяснил ФОМ.

За всю историю «Единой России» лишь однажды дела у партии были хуже, чем сейчас: через год после выборов в Госдуму третьего созыва, в 2005 году рейтинг составлял 21-24%.

И Путин, и «Единая Россия» потеряли накопленную после аннексии Крыма поддержку. В середине 2015 года за Путина были готовы ать 76%, за «Единую Россию» — 56%. и президента и партии власти к настоящему моменту снизились более чем на 20 процентных пунктов.

Медведев принял удар на себя

Сильнее всего пенсионная реформа ударила по рейтингам правительства и премьера Дмитрия Медведева. 48% опрошенных ФОМ считают, что кабинет министров работает плохо, всего 32% оценили его деятельность позитивно.

Еще в марте ситуация была противоположной — половина опрошенных говорила, что правительство работает хорошо, и 35% — что плохо. Оценки деятельности Белого дома откатились до уровня 2013 года — тогда большинство (45%) также негативно отзывались о ней.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Еще хуже отношение к Медведеву лично — 50% опрошенных считают, что с должностью премьера он справляется плохо.

Всего 26% оценили работу председателя правительства положительно. Это исторический минимум — с тех пор как Медведев стал премьером в 2012 году, еще никогда такое число россиян не отзывалось о нем плохо.

Доверие к премьеру также упало до наиболее низкого уровня. Всего 5% «безусловно доверяют» Медведеву, 19% «скорее доверяют». Большинство председателю правительства не верят — 37% «безусловно нет», 26% — «скорее нет».

«Размахивать Крымом уже нельзя»

«и бесспорно для власти интересны, и она на них обращает внимание, — утверждает политолог Андрей Колядин. — Когда говорят, что Путин или Медведев абсолютно на это не реагируют, это неправда».

Колядин при этом считает, что власти понимали риск потерять поддержку граждан, но решились на реформу, чтобы сохранить пенсионную систему.

«Только реализовывалась реформа не через голову, а через одно другое место», — добавил политолог. По его мнению, власти недостаточно объяснили людям, для чего повышать пенсионный возраст, а то, что президент не сразу прокомментировал этот шаг — ошибка.

можно увеличить, вернув во власть профессионалов, которые проанализируют социальные страты и выяснят, чего они ждут и на что надеются. «И в рамках результатов этих исследований власть должна меняться.

[Для увеличения рейтинга] не надо захватывать Аляску, — отметил Колядин. — Эпоха «крымского консенсуса» давно кончилась, чего говорить о Крыме сейчас — это уже свершилось, он уже в истории.

Нельзя им размахивать по любому поводу».

Война или обновление власти

«Вопрос в том, куда уйдут разочаровавшиеся во власти — в апатию или в протест. И насколько долгим будет путь от протестных настроений до протестных действий», — сказал Би-би-си политолог Константин Калачев. По его словам, пока уличным акциям протестно настроенные люди предпочитают поход на выборы и ание против власти: «Это показал Дальний восток, Хабаровский край».

Из возможностей увеличения рейтингов у власти «маленькая победоносная война» и мощный экономический рост, считает Калачев.

«В случае с войной, на обострение дальнейшее идти бесполезно уже отношения с Западом хуже некуда. Экономический рост без расширения пространства свободы и коридора для бизнеса невозможен.

В итоге на этих направлениях пока возможностей никаких не открывается», — заявил политолог.

Помочь, по его мнению, мог бы транзит власти: «Новый президент или новое правительство. Новые ожидание, новый образ будущего — на пару лет это поможет. Люди хотят изменений. Но тут вопрос, будут ли перемены при новом человеке или все останется по-прежнему».

«Проблема связана с запросом на обновление. В последние годы он усиливается, но в ходе кампании на президентский выборах Кремлю удалось его подавить, актуализировав тему врагов, угроз и перспектив нестабильности», — соглашается политолог Аббас Галлямов. По его словам, люди проали за Путина вопреки их собственному желанию: «Такие вещи бесследно не проходят».

Кроме того, после выборов Путин назначил прежнего премьера и прежних министров, и люди поняли, что никакого обновления не планируется, добавил Галлямов. «Разочарование стало неизбежным. А тут ещё и повышение пенсионного возраста подоспело», — говорит политолог.

Проблема в том «разительном контрасте» между реальной картиной состояния дел и «блестящими перспективами страны, которые в последние годы рисовала государственная пропаганда». «Люди заподозрили, что все это время их обманывали, — признал политолог.

— Они не собираются бунтовать против Путина, они просто как бы говорят, что ещё один раз они за него ать не будут, этот его срок должен стать последним».

Конец альянса власти с системной оппозицией

«Причин [для снижения рейтингов] много, пенсионная реформа — фактор не единственный, сыграла и общая экономическая ситуация, рост цен, снижение доходов, отсутствие перспектив, которые бы давали повод для оптимизма», — сказал политолог Александр Кынев. По его словам, без улучшения экономической ситуации не будет и оснований для роста рейтингов власти.

https://www.youtube.com/watch?v=r6rUFpLeM5A

Политолог предполагает, что Кремль, реагируя на снижение поддержки единороссов, сделает акцент на поддержке партий-спойлеров системной оппозиции. Он напоминает, что этой технологией власти пользовались и во время прошлого кризиса — в 2011-2012 годах. «Посткрымский консенсус как альянс власти и системной оппозиции будет трещать по швам», — предупредил Кынев.

Наиболее рискованным шагом, по мнению эксперта, была бы попытка отвлечь внимание граждан другой проблемой — внешнеполитическими конфликтами, обострением ситуации в мире. «Это опасный путь, потому что вместо отвлечения людей можно достичь кумулятивного эффекта от двух «пожаров», две негативные повестки могут столкнуться друг с другом», — пояснил Кынев.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-45741068

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.