Стоимость нефти вырастет в 2019 и упадет в 2020 году — прогноз эксперта

Содержание

Пугающие прогнозы: Мировой кризис грянет в 2020 году и смоет Россию

Стоимость нефти вырастет в 2019 и упадет в 2020 году — прогноз эксперта

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис 2008–2009.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr.

Doom, точно предсказавший драматические события 2008–2009 годов, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

В 2009-м падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие год-полтора страна вновь окажется в яме — прежде всего из-за снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Российские оптимисты

Вспомним, что в октябре 2018 года премьер Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы.

Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг (особенно в иностранной валюте), а инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность, отметил глава кабмина. Более того, заявил Медведев, впереди новая цель — создание «прочной основы» для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом.

В российской экспертной среде эта позиция обрела своих сторонников. Наша страна с ее международными резервами, превышающими $500 млрд, «пересидит» любой мировой кризис, считает, например, руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, в 2019 и 2020 годах темпы роста ВВП составят явно невысокие 1–2%, однако на этом негатив и заканчивается, говорит он.

«Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один „клик“. Бюджет в профиците. Фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей.

За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. Завершаются масштабные проекты „Газпрома“ — „Северный поток-2“, „Сила Сибири“, „Турецкий поток“.

Инфляция по итогам года составит 4,2%, ключевая ставка ЦБ — 6,75%», — перечисляет эксперт составные элементы «охранной грамоты» для России.

Что касается глобальных рисков, то Разуваев называет два.

Во-первых, это гипотетический вооруженный конфликт на Ближнем Востоке: c одной стороны США, Саудовская Аравия и их союзники, с другой — Иран, также весьма серьезный противник в военном плане.

Исход такого противостояния прогнозировать сложно, но цена нефти легко может превысить $100. Однако Трамп уже заявил, что в отношении Тегерана удовлетворится санкциями.

Во-вторых, это глобальная рецессия, которая обрушит нефтяные котировки и биржевые индексы. Но до президентских выборов в США в ноябре 2020 года обвала, вероятно, не будет: Трампу надо избраться.

По мнению собеседника «МК», существует прямая взаимосвязь между недавним снижением базовой ставки ФРС до 1,75–2% годовых (а по кредитам «овернайт» — до 1,7% годовых) и апокалиптическими прогнозами уже на текущую осень со стороны международных финансовых институтов.

Судя по всему, резюмирует аналитик, не за горами запуск Штатами новой программы количественного смягчения, размеры которой оцениваются в диапазоне $10–15 трлн. Это значит, мировая экономика опять наводнится ничем не обеспеченными долларами.

Ахилессова пята

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию.

Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой.

Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают „короткие“ бумаги.

Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Ахиллесова пята отечественной экономики — ее сырьевой характер. И нет никаких гарантий, что если цены на нефть, газ, металлы резко просядут, правительство не «залезет» в Фонд национального благосостояния (сейчас его объем составляет 8,17 трлн рублей, или $122,8 млрд).

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы. К концу 2008 года объем Резервного фонда достиг 4,9 трлн рублей, но для стабилизации бюджета, пострадавшего от удешевления марки Brent, из него в последующие два года пришлось потратить более 4,6 трлн.

А ведь еще летом 2008 года, напоминает Нечаев, все официальные экономисты, включая тогдашнего вице-премьера Алексея Кудрина, уверяли, что Россия будет островом стабильности в бушующем финансовом море Запада и что нам ничто не грозит.

В итоге падение ключевых макроэкономических показателей оказалось намного более серьезным, чем в Европе, США, Китае: накануне кризиса бюджет имел профицит в 1,8 трлн рублей, а год спустя — дефицит в 2,3 трлн рублей; рост ВВП в 2008-м составил 5,6%, а в 2009-м экономика рухнула на 7,8% (!).

Вместе с ней рухнули и надежды на становление классического среднего класса, на снижение уровня бедности, на рост инвестиций в образование, здравоохранение и человеческий капитал.

С 2013 года реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

«Массовые увольнения и рост цен»

В ближайшие год-два планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: с начала 1960-х в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в семь-десять лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне, что в 2008 году. Капитализация выросла достаточно существенно.

Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан.

Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, из-за которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели.

Чтобы их чем-то заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты.

Но что дальше с этими трубами делать?

Весь мир переходит на альтернативные источники энергии, на экологически чистые возобновляемые ресурсы. Спрос на углеводороды неумолимо снижается, рассуждает собеседник «МК». При этом, по его словам, утверждения властей, что рубль «отвязался от нефти» благодаря бюджетному правилу и цене отсечения в $41,6 за баррель, справедливы не в полной мере.

Конечно, сегодня национальная валюта не так сильно реагирует на колебания на топливном рынке, как раньше, но если цена на нефть надолго упадет ниже $40, рубль уже ничто не спасет. И если мы войдем в рецессию, то застрянем там надолго.

Не стоит переоценивать такие факторы, как низкий госдолг (около 16 трлн рублей) и крупные золотовалютные резервы РФ ($532,6 млрд).

«Да, хорошо, что эта „соломка“ есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Все улетит в тартарары

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства. Это неминуемая девальвация рубля: для сравнения с ноября 2008-го по январь 2009-го его курс ослаб по отношению к доллару на 20%.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Ничего другого, кроме как обрушить рубль ради наполнения скудеющей госказны, наши монетарные власти не придумают. Будут обваливать, как делали это в декабре 2014 года, когда нефть просела за год со $107 до $57. Или как в декабре 2015-го, когда Brent стоил уже $37.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня из-за санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки, как в 2008 году.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия по-прежнему зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы чуть-чуть импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно.

А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани».

Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное.

Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый.

Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

Источник: mk.ru

2019-10-26

Нефть Инфляция Центробанк России Конференции

Подписаться на banki24 в Яндекс Дзен

Источник: https://banki24.by/news/3724-pugayushchie-prognozy-mirovoy-krizis

Девальвация рубля в 2020 году в России — сколько будет стоить доллар

Стоимость нефти вырастет в 2019 и упадет в 2020 году — прогноз эксперта

Девальвация российского рубля — риск намного более реальный, чем опасения деноминации национальной валюты (которая, кстати, при грамотном проведении ничем не опасна). Эксперты предупреждают, что при определённом развитии событий рубль в будущем году может быть девальвирован.

Причём достаточно заметно. Эффект может быть если не таким, как в 2014 году, то как минимум может напоминать снижение курса рубля по итогам 2018 года. Разберёмся, насколько реальна девальвация рубля в 2020 году, каковы основные риски для курса национальной валюты в будущем году.

Почему девальвация может быть выгодна государству

О том, как выглядит девальвация национальной валюты и почему она может быть выгодна для правительства, в своё время в порыве откровения высказался президент России Владимир Путин. Фрагмент его интервью журналистам длится менее полуминуты, но он объясняет очень много.

Тем, кто не может или не хочет смотреть видео, перескажем основную суть. Чем дешевле рубль относительно доллара, говорил глава государства пять лет назад в разгар сильнейшей девальвации, тем это выгоднее для бюджета. Обесценивая рубль к доллару, российское государство выигрывает за счёт того, что получает более высокую рублёвую выручку от экспорта.

При долларе за 64 рубля казна получает в два раза больше от экспорта товаров, чем при долларе за 32 рубля.

Правда, при этом дорожают товары в магазинах. Причём не только импортные, но и российские.

Поскольку отечественная продукция в том числе требует если не импортных ингредиентов и составляющих, то использования импортного оборудования.

Да и любой на сто процентов российский товар будет дорожать при общем росте цен.

От игр в девальвацию прежде всего страдают люди, проживающие в стране. Поэтому логика президента как минимум не безупречна.

Девальвация 2014 года, конечно, была самой болезненной за долгое время. Но и затем она не останавливалась. Например, в 2018 году рубль обесценился очень сильно. Хотя в 2019 году часть прошлогоднего падения российской валюты отыграть удалось.

Девальвация российского рубля в 2020 году — главные риски

Прогнозы экспертов по поводу того, каким будет курс доллара в России в 2020 году, пока в целом достаточно умеренные. Рубль, вероятнее всего, немного обесценится к американской валюте. Но падение не будет катастрофичным — до 70 рублей за доллар курс вырасти не должен. Большинство аналитиков говорит о 67 рублях за единицу американской валюты в 2020 году.

Однако эксперты при этом оговариваются, что такой прогноз справедлив только при сегодняшних или более высоких ценах на нефть.

Именно цена барреля нефти в 2020 году и возможность её критического падения — главный риск для девальвации рубля.

В данный момент стоимость барреля мало влияет на курс рубля, и влияние это скорее косвенное.

Всё дело в бюджетном правиле, к которому прибегает правительство. Суть его достаточно простая — от каждого проданного барреля казна получает около 42 долларов. Вся остальная выручка откладывается в резервы.

До тех пор, пока нефть торгуется стабильно выше этой цены отсечки, экономика России находится в относительном порядке. Дебет с кредитом в госбюджете сходятся. Но если цена барреля приблизится к 42 долларам, а то и упадёт ниже, могут настать непростые времена.

Аналитики Sberbank CIB предупреждают, что курс рубля к доллару будет более болезненно реагировать на динамику цены барреля, если стоимость нефти хотя бы приблизится к тем 42 долларам, которые поступают в бюджет. Курсы валют в России в таких условиях вновь будут очень остро реагировать на любое колебание мировых цен на нефть.

При падении стоимости барреля до 40 долларов, курс американской валюты в России, по расчётам экономистов, превысит 70 рублей. Насколько сильно — зависит в том числе от действия властей. Вероятнее всего, Центробанк в таких условиях отпустит курс, хотя и начнёт тормозить падение рубля при подходе к отметке в 80 рублей за доллар. Просто потому, что такая отсечка психологически важна.

Однако если нефть упадёт до 30 долларов за баррель, и такая цена продержится достаточно долго, экономисты не исключают девальвации до 100 рублей за доллар.

Насколько реальны такие события в 2020 году? Как минимум, риск этого не нулевой. Многие аналитики опасаются экономического кризиса в США. Если он случится — замедлится вся мировая экономика, и спрос на нефть заметно снизится. А со снижением спроса упадёт и цена.

Оригинал статьи на нашем сайте: https://newsment.ru/context/devalvatsiya-rublya-v-2020-godu-v-rossii-skolko-budet-stoit-dollar/

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5bed62e6c792cb00ac0b9ae7/5ddbbea39923d90f1e843909

Готовимся к 2020 году. Эксперт — о назревающем финансовом кризисе

Стоимость нефти вырастет в 2019 и упадет в 2020 году — прогноз эксперта

Свой прогноз в конце августа озвучил глава Минэкономразвития (МЭР) РФ Максим Орешкин: темпы роста мирового ВВП опустятся в 2019 г. ниже 3%, что станет худшим показателем за последние 10 лет.

В таких обстоятельствах рассчитывать на бурное развитие экспорта не приходится. И перспективы экономики РФ тоже ухудшаются. По расчетам МЭР, наиболее вероятно, что 2020 г.

 она вырастет только на 1,7% вместо ожидавшихся 2%, замедлится рост зарплат, а рост курса доллара, напротив, ускорится.

Уже сейчас МЭР опасается, что по итогам 2019 г. рост реально располагаемых доходов населения составит всего 0,1% вместо ранее объявленного 1%. А независимые эксперты утверждают, что 2020 г.

 наши доходы могут вовсе упасть.

Почему? Откуда придет новый кризис? «АиФ» обсудил эти вопросы с заместителем директора группы макроэкономического анализа Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Дмитрием Куликовым.

Чужие войны

Алексей Макурин, «АиФ»: — Август стал худшим месяцем для рубля в этом году: доллар подорожал на 5,2%. Новые трудности уже начались?

Дмитрий Куликов: — Пока на рубль влияют давно ожидавшиеся события. Сначала его толкнуло вниз объявление антироссийских санкций, анонсированных в США еще год назад.

А потом не дало возможности восстановиться падение мировых цен на нефть, что отчасти вызвано ожиданиями введения в США новых трубопроводов, позволяющих поставлять больше американской нефти на мировой рынок.

Но в целом дела в Штатах идут сегодня заметно хуже, чем раньше.

Наш прогноз показывает, что по итогам 2019 г. темпы роста экономики США могут упасть в 2 раза по сравнению с 2018-м, а в 2020 г. вообще уйти в минус. Это ухудшит ситуацию во всем мире, включая Россию.

— Большинство прогнозов, касающихся вероятности нового мирового кризиса, сходятся на 2020−2021 гг. Почему?

— Это показывает анализ развития кризисов в США. В последние полгода там сложилась такая ситуация, когда краткосрочные займы обходятся государству и компаниям дороже, чем выпуск долгосрочных долговых обязательств.

Это очень важный индикатор, который проявлялся за последние 50−60 лет несколько раз и в большинстве случаев предвосхищал экономический спад. Падение при этом начиналось минимум через 9, максимум — через 20 месяцев после того, как такой индикатор срабатывал.

И получается, что самые негативные ожидания приходятся на 2020 г.

Не факт, что все опасения сбудутся. Точно предугадать начало и масштабы кризиса невозможно.

Для этого надо знать, в какой момент времени сойдутся все негативные факторы. Но любая неопределенность угнетает экономику. Компании тормозят новые проекты, предпочитая сберечь деньги на черный день. А так как экономика США очень большая, это ведет к падению спроса на мировых рынках и вызывает проблемы в таких странах, как наша, которые активно экспортируют сырье и товары.

— В каком случае события пойдут по пессимистическому сценарию?

— Если будет разрастаться торговая война между США и Китаем. Она усилит протекционистские настроения в других частях мира и негативно скажется на всей международной торговле. Если же введение новых пошлин, о которых Трамп объявил в августе, будет отложено, как это было уже не раз, есть надежда, что масштабного кризиса не случится, и дело обойдется краткосрочным застоем.

Сейчас есть опасность замедления экономического роста почти до нуля не только в США, но и в странах, являющихся главными торговыми партнерами американцев в Европе. Например, в Германии, Великобритании и Франции. В каких странах конкретно — это зависит от того, как повлияют на политические и торговые отношения между Европой и США события на «китайском фронте».

— Почему для России эти чужие войны опасны?

— Мы связаны торгово-финансовыми отношениями со всем миром. Темпы роста экономики РФ при этом невелики. В результате любой ощутимый внешний шок вызывает ее падение со всеми вытекающими последствиями.

Приходится думать уже не о реализации стратегических задач, а о затыкании дыр.

В руках правительства остается меньше ресурсов, позволяющих проводить политику, направленную на развитие экономики и рост доходов людей.

Масштаб проблемы

— Что будет с ценами на нефть и рублем, случись самое худшее?

— Если рост мировой экономики сильно замедлится (по нашему пессимистическому прогнозу — до 0,8% в год), то, в 2020 г. средняя цена российской нефти понизится до 40 долл. за баррель, а среднегодовой курс доллара может краткосрочно достигать почти 80 руб. (см. таблицу).

— А в районе 70 руб. курс может быть уже в конце этого года?

— Да. Но для этого нужно, чтобы спад в крупных странах Европы или США начался уже осенью. Если же будет просто сохраняться неопределенность на нынешнем уровне или чуть выше, рубль, вероятно, будет покрепче.

Такое развитие событий отражает наш базовый (текущий) прогноз, основанный на продолжении торговых войн, но без дополнительных шоков. А затем в 2021 г. начнется восстановление темпов экономического роста.

— То есть кризис будет не очень глубоким?

— Есть надежда на это. За последние 20 лет мир накопил большой опыт в регулировании финансовой сферы и организации национальных бюджетов. В банковских системах многих развивающих стран иностранные валюты занимают теперь примерно одинаковую долю с национальными.

И валютный шок уже не приводит к таким катастрофическим последствиям, как в прошлые годы.

Страховка для России

— Готовы ли мы к новым трудностям?

— По сравнению со многими странами, у нас сегодня очень устойчивая экономика. В очень хорошем состоянии госфинансы, низкий госдолг, бездефицитный бюджет, очень высок объем золотовалютных резервов.

Но есть и проблемы, которые ставят устойчивость под угрозу.

Это топливная ориентация экспорта. Это низкая по мировым меркам доля инвестиций, идущих на реализацию новых проектов. И это политическая напряженность в отношениях с Западом, которая ограничивает торговлю с другими странами.

— Министр экономики Максим Орешкин уже не раз заявлял, что Россия будет развиваться, опираясь на собственные силы, а возможность мирового спада в государственные программы уже заложена. Это так?

— По большей части, да, федеральный бюджет формируется сейчас исходя из консервативных цен на нефть.

И действует правило, по которому валютные доходы государства, полученные от продажи нефтяного сырья сверх определенной цены, не расходуются, а поступают в Фонд национального благосостояния. На 2019 г. установлена цена в 41,6 долл.

за баррель. Поэтому пока среднегодовая стоимость нефти не опустится ниже этой отметки, никаких угроз для бюджетной сферы не возникнет.

При этом все сценарии развития страны, на которых основаны программы МЭР, на наш взгляд, подразумевают достаточно мягкие внешние условия. Наши прогнозы более жесткие.

Сигналы тревоги

— За какими новостями нужно следить, чтобы понять приближается кризис или отступает?

— Тревожные сигналы — негативная информация об ухудшении дел в США, Китае и ведущих странах Европы. Именно от них зависит спрос на основные экспортные товары России — нефть, газ, уголь.

Позитивные показатели — сообщения о наращивании российского несырьевого экспорта: сельхозпродукции, материалов и оборудования. Важно также хорошее самочувствие нашего банковского сектора. От него зависит нормальная работа всех остальных отраслей.

А опасность введения очередных антироссийских санкций сейчас понизилась и отступила на второй план.

— Как вести себя, чтобы защититься от последствий мировых финансовых катаклизмов?

— Надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Это главная личная политика.

Если вы не уверены в стабильности своих доходов, то рационально позаботиться о создании подушки безопасности в надежной форме.

В какой? Тут трудно дать конкретный совет, который всем подойдет. Лучше ориентироваться на собственный опыт, используя такие инструменты, которые давали результат в прошлые годы. Кризисов в России уже было немало, и многие успели наработать личную антикризисную практику.

Источник: https://news.mail.ru/economics/38544293/

Чего ждут эксперты от курса тенге и инфляции в 2020 году?

Стоимость нефти вырастет в 2019 и упадет в 2020 году — прогноз эксперта
Что касается 2020 года, то и тут, по мнению экспертов, следует ждать роста курса.

Медианные ожидания (половина экспертов считает, что курс будет выше, половина – что ниже) на год вперед составляют 397 тенге и совпадают со средним прогнозом.

При этом следует отметить выросший оптимизм респондентов. Ранее на протяжение четырех месяцев подряд они прогнозировали рост стоимости доллара выше 400 тенге.

Рубль: курс будет расти

Обычно прогнозы относительно будущего курса российской валюты в Казахстане достаточно консервативны и могут не меняться месяцами. Однако сейчас ситуация несколько иная.

Второй месяц подряд прогнозируемый средний курс рубля через 12 месяцев растет. По итогам декабрьского опроса он составляет 6,3 тенге – столько, по мнению респондентов, будет стоить российская валюта в декабре 2020 года.

Медианный прогноз несколько ниже – 6,2 тенге.

Причина подобных ожиданий заключается в ярко выраженном укреплении российской валюты. Курс доллара в РФ был в районе 67 рублей, однако в последние недели он держится на уровне 64 рубля. Временами падая ниже этой отметки.

Нефть: цены упадут

Нынешнюю цену на нефть (около $64,2) респонденты считают завышенной. Уже к концу декабря, по мнению респондентов, она снизится до 62,6 долларов. А через год будет еще ниже.

«На фоне некоторого ослабления опасений по росту мировой экономики и планируемого сокращения добычи ОПЕК+ рыночные ожидания по ценам на нефть в среднесрочной перспективе немного улучшились. Так, средний прогноз стоимости барреля нефти Brent через 12 месяцев вырос с 60,3 до 62,1 долларов за баррель (+3,0%)», — говорят в АФК.

При этом в Ассоциации напоминают, что изменения цен на финансовых и товарных рынках являются следствием множества событий, происходящих в мире, различных по характеру и воздействию.

«Прогнозирование предполагает целый ряд допущений, которые могут моментально терять свою актуальность. В этой связи АФК рекомендует осторожно относиться к любым прогнозам, которые озвучиваются в информационном пространстве», — говорится в прогнозе.

Инфляция: позитив продолжается

Эксперты все больше верят в то, что Нацбанку удастся сдержать рост цен в пределах заданного коридора.

Средний прогноз по инфляции на год вперед снижается уже 4 месяца подряд, а в декабре (впервые с апреля) он оказался ниже 6%. По мнению респондентов, к концу декабря 2020 года стоимость товаров и услуг в республике вырастет в среднем на 5,8% — таковы и средний, и медианный прогнозы.

«Очевидно, что инфляционные ожидания экспертов остаются чувствительными к динамике фактической инфляции и макроэкономическим новостям», — отмечают в АФК.

По итогам ноября годовая инфляция в Казахстане сложилась на уровне 5,4%, снизившись на 0,1 п. п. по сравнению с ноябрем. При этом главным драйвером по-прежнему остаются продукты. Кроме того, в ноябре начался рост цен на некоторые виды коммунальных услуг.

ВВП: эксперты верят в ускорение

«Ожидания экспертов в отношении роста ВВП Казахстана в следующие 12 месяцев по-прежнему ниже 4%. Но отмечен пересмотр прогнозов с повышением.

Так, в среднем ожидается, что экономика страны за ближайший год расширится на 3,8% в сравнении с ожиданиями роста на 3,6% месяцем ранее.

Напомним, рост экономики Казахстана за десять месяцев 2019 года ускорился до 4,4%», — отмечают в Ассоциации финансистов Казахстана.

По прогнозам Министерства национальной экономики, в 2020 году в республике прогнозируется рост ВВП на уровне 4,1% в 2020 году с последующим ускорением до 4,7% в 2024 году. Ожидается, что среднегодовой темп роста за пять лет составит 4,4%.

Базовая ставка: неопределенность высока

Прогнозирование дальнейшего вектора денежно-кредитной политики Нацбанка остается для экспертов сложным делом. Ждать ли ужесточения или смягчения — однозначного мнения среди респондентов нет.

«61,1% опрошенных экспертов ожидают повышения базовой ставки. 33,3% прогнозируют ее понижения, и только 5,6%, считают, что ставка останется неизменной.

Напомним, ранее НБРК сообщил, что дальнейшие решения в отношении базовой ставки будут приниматься с учетом динамики внутренних и внешних рисков.

А их в свою очередь будут определять уровень фактической инфляции и ее соответствие целевым ориентирам», — отмечают в АФК.

При этом и медианный, и средний прогнозы сложились выше текущих значений. Как следует из консенсуса, в декабре 2020 года базовая ставка будет ближе к 9,5%. При этом на данный момент она составляет 9,25%.

Источник: https://365info.kz/2019/12/chego-zhdut-eksperty-ot-kursa-tenge-i-inflyatsii-v-2020-godu

Цены на бензин в 2020 году — прогнозы роста цен от экспертов

Стоимость нефти вырастет в 2019 и упадет в 2020 году — прогноз эксперта

Банки Сегодня Лайв

Статьи, отмеченные данным знаком всегда актуальны. Мы следим за этим

А на комментарии к данной статье ответы даёт квалифицированный юрист а также сам автор статьи.

Сейчас цены на бензин и дизельное топливо на российских АЗС постепенно вернулись в норму, хотя об их снижении речь, как всегда, не идет. В 2020 году, по мнению большинства экспертов и представителей отрасли, рост цен продолжится, но рекордов ставить уже не будет.

Повышение цен на топливо, вместе с увеличением пенсионного возраста и ставки НДС, стало одной из самых острых тем в 2018 году. Причинами тогда стали просчеты при осуществлении так называемого налогового маневра – основная налоговая нагрузка на нефть была перенесена с вывозной пошлины на налог на добычу полезных ископаемых.

В результате российские нефтеперерабатывающие заводы покупали нефть по тем же ценам, что и зарубежные покупатели. Как результат, цены на топливо пошли резко вверх.

К концу года власти, кажется, смогли найти компромиссное решение – правительство заключило с представителями крупнейших нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний специальное соглашение, по которому замораживались оптовые цены для независимых сетей АЗС (то есть, не относящихся к гигантам вроде Роснефти). И так как через независимые сети реализуется порядка 60% топлива, это должно было удержать цену на месте.

По соглашению нефтяники могли повышать среднеоптовые цены на топливо не более, чем на величину инфляции. Также им разрешили одноразовый рост цены на 1,7% в январе 2019 года – после увеличения ставки НДС до 20%.

По графику тоже видно, что лавинообразного повышения цен не произошло:

Соглашение изначально было рассчитано на срок до 31 марта 2019 года, однако затем его продлили еще на 3 месяца, хоть особой потребности в этом уже не было – рынок стабилизировался, а цены, например, на дизельное топливо, вообще показывали снижение.

АЗС тоже не бедствуют – они зарабатывают около 7 рублей на литре бензина и 6 рублей на литре дизельного топлива. Это, на самом деле, не так много, но позволяет им удержать рентабельность деятельности на

В итоге соглашение перестало действовать с 1 июля, но, как видно, серьезных колебаний в ценах на топливо это не принесло.

Это стало доступно благодаря введению с 1 января нового механизма компенсаций нефтяным компаниям – так называемого демпфера. Суть его в том, что нефтяникам компенсируют разницу между доходами от продажи топлива на внутреннем рынке и потенциальным доходом от экспорта этого топлива за рубеж.

Однако изначально демпфер работал совсем не так, как планировалось: в его формуле была заложена слишком высокая «условная» цена (та, которая устанавливалась для внутреннего рынка). С 1 июля цены пересмотрели, и теперь условная цена бензина составляет 51 000 рублей за тонну (или 41 рубль за литр), для дизельного топлива установили цену в 46 000 рублей за тонну (41,75 рублей за литр).

Бюджет компенсирует нефтяникам 75% разницы между этими цифрами и ценой на бензин за границей (и 70% для дизельного топлива). Даже в первом полугодии нефтяным компаниям было выплачено 140 миллиардов рублей обратного акциза.

Тем не менее, критиковать новую систему есть за что – деньги на эти компенсации бюджет получил, повысив ставку НДПИ. То есть, налоговая нагрузка все равно высокая.

Официальные прогнозы на 2020 год

Основные прогнозы по стоимости бензина и дизельного топлива на последующие годы опираются на то, как будет работать демпфирующий механизм.

В нем ожидаются изменения – величина обратного акциза составит 68% от разницы между условной ценой и международным рынком для бензина и 65% для дизельного топлива. Ранее планировалось, что это будет 50%. Разница между условной ценой и ценником на АЗС не должна быть больше 10% для бензина и 20% для дизельного топлива.

Сам механизм с обратным акцизом будет работать и дальше – по оценке представителей Минфина, к 2033 году объем льгот для нефтяных компаний нарастят до 2,3 триллионов рублей.

Основная задача демпфирующего механизма – не допустить рост цен на топливо выше, чем официальная инфляция. Ее величина в 2019 году должна составить порядка 4,3%, а в следующем году – 3,8%. Соответственно, официальные прогнозы ориентируются на эти цифры.

В проекте федерального бюджета на 2020-2022 годы уже заложен большой объем льгот – более триллиона рублей, это при суммарных нефтегазовых доходах в 23 триллиона рублей. То есть, государство готово отдать в виде льгот 4,5% от стоимости добытых углеводородов.

О том, что цены на нефть будут колебаться в пределах официальной инфляции, заявляют и в Минэнерго – по словам руководителя ведомства Александра Новака, в правительстве надеются, что демпфирующий механизм станет эффективным инструментом регулирования цен.

Неофициальные прогнозы и мнения экспертов

Аналитики, как и представители официальных ведомств, уверены – новой волны роста цен на топливо ждать пока не стоит. В частности, эксперты Института Гайдара и РАНХиГС уверены, что за 2020 год цена литра бензина марки АИ-95 вырастет примерно на 60 копеек – с 48,36 до 48,97 рублей. Дальше сильного роста тоже не будет – и к 2024 году цена вырастет до 51,41 рублей.

Этот вариант будет актуальным, если правительство продолжит налоговый маневр – обнуление ставки вывозной пошлины на нефтепродукты и замену их на увеличенный НДПИ.

Однако, как считают аналитики, власти могли бы пойти другим путем и даже снизить цены на топливо – для этого нужно субсидировать все НПЗ, причем суммами пропорционально объемам перерабатываемой нефти.

Цены на нефть тогда можно регулировать, уменьшая размер акцизов. Но в схеме есть минус – если снизить ставки акциза, уменьшатся поступления в дорожные фонды. С другой стороны, тогда цена на бензин к 2024 году будет составлять около 48,67 рублей за литр.

Профильные компании тоже строят свои прогнозы, учитывая продолжение налогового маневра в его нынешней конфигурации. Это позволит ценам на внутреннем рынке меньше реагировать на внешние колебания, считают в группе компаний «АвтоСпецЦентр»:

Динамика роста цен на бензин в 2020 году будет равнозначна показателям текущего года – в пределах инфляции, рост примерно на 3,8% в течение года.

Это возможно благодаря налоговому маневру в нефтегазовой отрасли, который предусматривает новую систему выплаты компаниям обратного акциза на нефть с демпфирующей надбавкой. Это позволяет снизить влияние мировых нефтяных цен на внутренний рынок топлива.

Он предполагает налоговый вычет по акцизу на нефть в зависимости от объемов производства бензина, дизельного топлива и сырья для нефтехимии.

Кроме того, нефтеперерабатывающие заводы получают дополнительные вычеты за счет демпфирующей надбавки – разница средней экспортной цены на нефть и целевой цены внутреннего рынка на бензин и дизельное топливо. Это позволит сгладить влияние колебаний цен на нефть на внутреннем рынке. Главное условие демпфера – не повышать цены на топливо выше 10% стоимости, установленной государством.

Пресс-служба ГК «АвтоСпецЦентр»

Но есть и другая сторона вопроса – цена топлива является производной от уровня мировых цен на нефть (правда, работает это, как правило, только в сторону увеличения).

В последнее время цены на нефть держатся на сравнительно высоком уровне в пределах 55-65 долларов за баррель. При этом Американский институт нефти (API) прогнозирует, что из-за снижения запасов нефти в США и снижения добычи нефти на 30 тысяч баррелей в сутки цены могут пойти вверх.

Однако на российский рынок в большей степени влияют акцизы, чем мировые цены, считают аналитики. С 2020 года повышаются акцизы как на бензин (на 3,6%), так и на дизельное топливо (на 3,4%).

Хоть это и ниже инфляции, бизнес вряд ли согласится доплачивать налоги из своей прибыли, и уже в 2020 году может перенести новую нагрузку на потребителей. И если в 2019 году ценники на АЗС могут измениться несущественно, то недооценивать влияние акцизов на цены в 2020 году не стоит.

Другие эксперты тоже предлагают учесть цены на нефть – но уже с позиций российского бюджета. Как считает аналитик ФГ «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский, власти точно подстраивают курс рубля под текущие цены на нефть:

Специфика российской экономики такова, что бензин всегда дорожает по той простой причине, что правительство имеет тенденцию закладывать в свой бюджет постоянно растущую цену нефти в рублях, а Банк России и Минфин своей политикой затем этот рост, фактически, гарантируют. И неважно при этом, растет или падает цена нефти в долларах на глобальном рынке.

Если она падает, рубль девальвирует ровно настолько, чтобы удовлетворять бюджетным целям, или больше. Если понимать этот принцип, ясна и закономерность роста цен на бензин, наблюдаемая уже десять лет, с 2009-го года.

Цены растут практически линейно и безоткатно, чтобы обеспечить бесперебойное наполнение бюджета налогами с нефтегазовой отрасли, являющейся основным налогоплательщиком в России.

Красная линия – график роста цен по месяцам, зеленая – линейная интерполяция.

В мае 2009-го цена АИ-95 в среднем по России была 20 за литр. В августе текущего года – 46 за литр. Подорожание за 10 лет и 3 месяца (т.е. за 10.25 лет) составило 26 рублей, или 2.3 раза, что соответствует темпам роста 8.465% годовых.

Полагаем, эти темпы роста сохранятся, потому что при той экономической политике, которую проводит финансовый блок Российского правительства, эти темпы роста никак не коррелируют с инфляцией, динамикой ВВП, или какими-то еще макроэкономическими показателями, являясь, по сути, фундаментальной константой российской экономики.

Исходя из указанных выше темпов роста, бензин АИ-95 осенью следующего года будет стоить 49-50 рублей за литр.

Дмитрий Голубовский, аналитик ФГ «Калита-Финанс»

Таким образом, разные оценки дают разные прогнозы роста стоимости топлива, но ни один пока не выходит за пределы 50 рублей за литр в прошлом году.

Новый способ заработать?

СМИ неоднократно обращали внимание на то, что независимые сети АЗС в последнее время заметно ухудшили свое финансовое положение – из-за роста оптовых цен с одной стороны и жесткого регулирования с другой, они вынуждены сокращать расходы, чтобы «прожить» на те 6-7 рублей с каждого проданного литра топлива.

Вероятно, такие проблемы стали причиной того, что 2 из 3 АЗС в России недоливают топливо. Об этом стало известно из результатов проверки Минпромторга, проведенной в регионах Центрального федерального округа.

Как оказалось, на каждые 10 литров топлива заправки недоливают по 50-90 мл, что гораздо больше нормы в 25 мл.

Чуть ранее аналогичную проверку проводили в Росстандарте – тогда выяснилось, что 19% АЗС недоливают топливо, причем на весьма серьезные объемы – до 5% от оплаченной суммы. Как результат, по факту для водителей литр топлива на таких заправках стоит на 10 рублей дороже, чем заявляется на табло.

С этим в Минпромторге намерены бороться, но даже не в 2020 году, а только с 2021-го – когда введут оборотные штрафы. АЗС заплатит за недолив 1% от выручки за прошлый год, а за повторное нарушение – до 3% выручки.

Но и это еще не все. Кроме недолива, в Росстандарте выявили отклонения по качеству топлива. Их обнаружили на 8,8% заправок из числа 920 проверенных АЗС. И если раньше владелец мог отделаться штрафом в 40 тысяч рублей, то сейчас штрафы рассчитываются из годовой выручки и составляют в среднем 580 тысяч рублей.

Эксперты говорят, что это, действительно, один из способов заработать больше для независимых сетей АЗС, которые переживают сейчас не лучшие времена.

Источник: https://bankstoday.net/last-articles/tseny-na-benzin-v-2020-godu-ofitsialnye-otsenki-i-mneniya-ekspertov

Прогноз цены на нефть на 2019-2020 годы

Стоимость нефти вырастет в 2019 и упадет в 2020 году — прогноз эксперта

Планомерное снижение котировок — это неизбежность для рынка нефти, на что указывают текущие цены и прогноз на 2019-2020 годы.

Несмотря на повышение уровня спроса, что будет обусловлено оживлением мировой экономики, не стоит сбрасывать со счетов ограничение на нефтедобычу, за счет чего будет достигнут разумный баланс на мировом рынке «черного золота».

Впрочем, учитывая тот факт, что ведущие аналитические агентства уже неоднократно пересматривали свои ранее сделанные прогнозы, можно предположить, что о точных цифрах говорить пока еще рано, так как в целом ситуация сложная и неоднозначная.

Факторы влияния

Увеличение объемов потребления – это положительный тренд, которым могут воспользоваться нефтеперерабатывающие компании для повышения стоимости своей продукции.

Но это далеко не единственный фактор, от которого зависит цена нефти.

По мнению целого ряда экспертов, отвечая на вопрос, сколько будет стоить нефть в 2019 или 2020 году, следует учитывать, что в ближайшие несколько лет сдерживать котировки от роста могут следующие обстоятельства:

  • Чрезмерно активная деятельность США по добыче сланцевой нефти. Американские компании не связаны какими-либо ограничениями, так как не имеют никакого отношения к соглашениям ОПЕК+. Соответственно, они могут свободно увеличить объемы нефтедобычи, тем самым создав дополнительную нагрузку на мировой нефтяной рынок. Если американские компании продолжат свою деятельность в том же направлении, то котировки могут снизиться и ситуацию даже не спасет ожидаемое увеличение спроса.
  • Пока неясно, будут ли продлены квоты по нефтедобыче в следующем году. Если это произойдет, то данный фактор станет дополнительным стимулом снижения текущей стоимости. Этой ситуацией могут воспользоваться отдельные игроки, которые захотят добиться перераспределения рыночной доли в свою пользу, что приведет к ужесточению ценовой конкуренции.
  • Ухудшение показателей экономики Китая, который является крупным потребителем нефти. Эксперты прогнозируют ускорение оттока капитала и нестабильность финансовых рынков Поднебесной, что может спровоцировать новый экономический кризис. В этом случае производство может сократиться, что в перспективе отразится на объеме потребления нефти. И не исключено, что кризис затронет не только экономику Китая, но и «перекинется» на другие страны, которые активно сотрудничают с Поднебесной.
  • Увеличение объемов продаж электромобилей, что отразится на объемах потребления нефти. Все больше стран стараются создать самые благоприятные условия для ввоза такого вида транспорта, для чего даже снижают размер таможенных сборов.

Прогноз Центробанка

В середине декабря 2018 года Центробанк понизил свой ранее сделанный прогноз относительно стоимости нефти марки Urals. Его аналитики уверены, что, несмотря на успешно заключенную сделку ОПЕК+, стоимость «черного золота» все равно не вырастет, так как ограничение добычи все равно не устраняет риски дальнейшего падения цен.

По словам председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной, самую большую опасность несет в себе фактор спроса: увеличение добычи сланцевой нефти в США на фоне замедления темпа роста мировой экономики. И, проанализировав сложившуюся ситуацию, аналитики Центробанка пришли к выводу, что стоимость барреля составит 55 дол., хотя ранее предполагалось, что до такой отметки она опустится только в 2020-2021 гг.

Эльвира Набиуллина

С позицией ЦБ согласны Минэнерго и Минэкономразвития. В этих ведомствах уверены, что плавного понижения цен избежать уже не удастся и в долгосрочной перспективе речь может идти даже о 50 дол. за баррель марки Urals.

Впрочем, в Центробанке не исключают, что впоследствии позиция регулятора будет пересмотрена, так как ситуация на мировых рынках не статична и постоянно развивается в динамике по мере влияния внешних и внутренних факторов.

Прогноз Сбербанка

Судя по данным презентации ведущего российского банка, в 2019-2020 гг. усредненная цена нефти Urals будет колебаться в пределах 60-65 дол. за баррель.

Из этого можно сделать вывод, что аналитики Сбербанка пересмотрели ранее опубликованный августовский прогноз, в котором было указано, что средняя цена «черного золота» такой марки составит в среднем 62 дол. (в 2019 – 63 дол., а в 2020 – 55 дол.).

И эти цифры далеко не окончательные: по мере проявления тех или иных трендов прогноз может меняться как в сторону снижения, так и в сторону повышения.

Аналитики госбанка считают, что ожидать резкого увеличения стоимости нефти все-таки не стоит, так как на данный момент для этого нет никаких предпосылок и условий.

При этом после последней корректировки прогноз Сбербанка стал максимально приближен к официальному от Минэкономразвития РФ, специалисты которого уверены, что в 2019 году баррель будет стоить 63,4 дол., а в 2020 – 59,7 дол.

Планомерному снижению стоимости будет способствовать увеличение объемов нефтедобычи в Иране, строительство нефтеперерабатывающего завода и рост курса доллара.

Прогноз Всемирного банка

В своем последнем докладе «Перспективы мировой экономики» Всемирный банк тоже пересмотрел свой предыдущий прогноз, опубликованный в декабре 2018 года. В таком документе было выдвинуто предположение, что в ближайшие 3 года средняя стоимость нефти не превысит 71 дол.

, но, изучив текущие рыночные тенденции и ситуацию в мировой экономике, ВБ пересмотрел свое решение, посчитав, что для «черного золота» наступают далеко не самые лучшие времена. Согласно его прогнозу, стоимость нефти в 2019 и 2020 году составит 67 дол.

, хотя по факту Всемирный банк ставит под сомнение точность данного прогноза в виду общей неопределенности и отсутствия возможности смоделировать ситуацию на мировых рынках.

По мнению аналитиков ВБ, несмотря на то, что в ближайшее время ожидается увеличение совокупного спроса на нефть, на рынках стран с развивающейся экономикой объем потребления может сократиться, что повлияет на размер котировок. Кроме того, пока неясно, о каких условиях сотрудничества в сфере нефтедобычи договорились страны ОПЕК, так как общественности пока не были обнародованы детали заключенной сделки.

Источник: https://2020-god.com/prognoz-ceny-na-neft-na-2019-2020-gody/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.